НЕ ЖАЛЕЯ СЕБЯ…
НЕ ЖАЛЕЯ СЕБЯ…
Просмотров: 1384 | Голосов: 3 | Рейтинг: 1.33 |
-2 -1 0 +1 +2   
НЕ ЖАЛЕЯ СЕБЯ…

Окружающие объясняли безропотность, с которой Зина приняла неожиданный удар судьбы, присущим ей от рождения тихим нравом. Так и говорили: «Это у тебя характер такой хороший». И сейчас она нередко слышит подобные слова в свой адрес, на что достойно отвечает: «Так это МОЙ характер… А Бог хочет, чтобы у нас был ЕГО». С такими Божьими качествами, как кротость и смирение, 18-летняя Зина, выросшая в многодетной неверующей семье, познакомилась, когда вошла невесткой в дом евангельских христиан… Свекровь горько плакала, узнав, что старшенький ее, Толя, на которого возлагались все чаяния и надежды, решил связать судьбу с неверующей… Но Господь утешил мать 12 детей через пророчествующую старицу: «…Она будет для тебя как Руфь для Ноемини». И тотчас тревога оставила женщину, доверившуюся Богу…

– Только теперь, когда сама имею двух отступивших от Бога сыновей и неверующих невесток, могу прочувствовать все переживания, которые тогда испытывала моя свекровь…

Зина сразу увидела различие между своей семьей, где отец хоть слыл и неплохим человеком, но частенько выпивающим, и той, где трезвый образ жизни был законом во всех ее проявлениях – духовном и телесном… Здесь чтили Бога, молитву и строи­ли добрые отношения на основании Священного Писания. И непонятным казалось, почему коллеги по трикотажному цеху дружно стращали ее, называя баптистов «страшными людьми»…

– Через месяц после свадьбы Толя ушел в армию. Я вместе со свекровью стала посещать собрания, а с одной из золовок ездить на «молодежки». Как говорится, Бог со мной долго не возился: я покаялась. Тогда-то и услышала впервые от неверующих знакомых: «И зачем тебе это было надо, ты ж и так добрая…»

Всегда бытовало мнение, что в Боге нуждаются только большие грешники: закоренелые пьяницы, бесстыжие блудницы, хладнокровные убийцы... Но у Бога другие стандарты: «...ибо нет различия, потому что все согрешили и лишены славы Божией» (Рим. 3:22-23). Как щедрый подарок к Рождеству Зина получила от Небесного Отца крещение Духом Святым.

– Свои первые шаги в христианстве я делала в 1976 году, когда не то чтобы верующих повсюду притесняли, однако на партийных собраниях по-прежнему разбирался всякий вопиющий сектантский случай. Представители районной власти вызвали меня в секретариат исполкома: я ведь тоже была комсомолкой. Провожая, мой мудрый свекор вдогонку посоветовал: «Захвати комсомольский билет, чтобы второй раз не ходить». Он знал, о чем говорил.

На собрании зампред по идеологической работе принялась особенно рьяно «спасать» попавшую в «сектантскую паутину» девушку.

– И откуда только смелость взялась, ведь всегда была трусихой… Заявила твердо: «Меня никто в церковь ходить не заставляет. Ходила и ходить туда буду…» Они еще долго меня держали, уговаривали, используя и «кнут», и «пряник». Наконец достала я комсомольский билет, положила его на стол и направилась к выходу… Я была абсолютно спокойна и не повышала голоса, но впоследствии зампред по идеологической работе оклеветала меня, утверждая, что я бросила документ ей прямо в лицо…

Решительное поведение девушки отразилось на ее трудоустройстве. Зина накануне уволилась из трикотажной мастерской, собираясь оформиться в расчетно-статистическое управление, куда ее пообещал взять директор после окончания курсов. Оказалось, партийная комиссия дала распоряжение отказать баптистке в предоставлении рабочего места. И куда бы Зинаида ни пришла, везде перед ней захлопывались двери… Зампред по идеологической работе преуспевала в своем замысле испортить жизнь молодой христианке. Безуспешные поиски работы закончились разом, когда в отпуск приехал Анатолий. Обладая смекалкой от Бога, он добился-таки справедливости.

– Толя строго заявил строившей козни коммунистке, что будет писать рапорт на имя министра обороны об увольнении из рядов по причине того, что жена находится на иждивении у его родителей, которые в свою очередь имеют несовершеннолетних детей. Зампред пошла на попятную. Вскоре меня взяли на швейную фабрику. А потом каждый год начали рождаться детки. Первые двое умерли от похожих заболеваний в раннем возрасте. Этот период был особенно тяжелым и касался испытания моей веры. Люди занимались пересудами, и я боялась, что мое дважды несостоявшееся материнство будет поношением для церкви.

Зина не задавала Богу вопросов, не бунтовала, и Господь наградил ее еще 6 сыновьями. Сегодня самый старший, Анатолий, вместе с женой трудится в воскресной школе несвижской церкви. Андрей там же дьякон, ответственный за молодежное служение. Павел также работает с христианской молодежью, только в Новогрудке. Петр поет в церковном хоре.

– Только Кирилл и Ильюша еще не покаялись… Я им при каждой встрече напоминаю: если хотите своих детей видеть в церкви, сами туда ходите. Все сыновья без исключения имеют большие семьи: в общей сложности у меня 26 внуков. Благодарю Бога за моих сыновей и невесток, за их заботу и любовь, за то, что относятся ко мне с уважением... Возможно потому, что, рано лишившись отца, мои дети быстро повзрослели и почувствовали ответственность.

Господь предупредил Анатолия о переходе в вечность незадолго до аварии… Так и сказал через пророка: «Я готовлю тебя к переселению: о том месте ты даже не помышляешь…» Но супруг Зины связал услышанное с предложением ехать вахтенным способом в Бурятию. Он отвечал в церкви за благовестие в Несвижском, Клецком и Копыльком районах: договаривался с председателями сельсоветов и заведующими клубами о проведении евангелизационных собраний. А накануне трагедии Анатолия избрали дьяконом и он решил исповедоваться… Брат, принимавший исповедание, позже рассказал, что тот долго не мог уйти: несколько раз подходил к двери и возвращался, дабы очистить душу…

– Я сама предложила помощь брату во Христе Ивану Рускевичу, ездившему за духовной литературой в Украину… У нас на тот момент была своя «Волга» и прицеп. Мой супруг находился за рулем, Иван – рядом. Направлялись в сторону Минска в груженном до отказа книгами автомобиле и недалеко от Несвижа попали в аварию. От лобового столкновения с выехавшим навстречу «газоном» водитель и пассажир погибли на месте. Шансов остаться в живых было немного: грузовик был доверху забит чугунными отопительными котлами. Они «приземлились» на крышу «Волги»…

По дороге в милицию Зина еще надеялась на чудо… Больше переживала за жену Ивана – Людмилу, которая была на тот момент беременна шестым ребенком. Братья из церкви не позволили супруге погибшего подойти к машине, сказали только, отводя глаза в сторону: «Нечего тебе там смотреть». На дороге валялись осколки чугуна: такой неимоверной силы был удар…

– На похороны приехали братья из Украины, одному из которых было видение: на фоне льющегося, как из прожектора, луча света слова «Он надобен Господу». Брат обратился в небо: «А какие люди нужны Господу?» «Добрые и приготовленные», – прозвучал ответ.

Как неповторима полнота близости между мужем и женой, так невыразима словами и боль потери… Зина нуждалась в поддержке. От нее не отходила мама, которая переехала жить к дочери и покаялась в первое же воскресное богослужение. Она-то и шепнула Зине: «Ты только на Бога не обижайся… Служи Ему, как прежде, а я тебе помогать буду…»

– На людях я изо всех сил держалась, но сердце никак не соглашалось с тем, что мужа уже нет. Первое время не могла молиться, спать… Но жалела детей и при них никогда не плакала. Только когда они засыпали, давала волю слезам. Однако мальчишки, особенно старший, названный в честь отца, отличались особой чувствительностью. Бывало, подойдет Толя к моей кровати, заберет из рук книжку, выключит свет: «Все, мамка, хватит – отдыхай»… Конечно, мальчикам отца не хватало… Однажды прихожу домой, а Андрюша, уткнувшись в подушку, плачет. Спрашиваю, в чем дело. Он говорит: «Папу вспомнил…»

После смерти близкого человека жизнь все равно продолжается. Зина состояла в совете воскресных школ Несвижского района, ей поручали читать лекции на церковных курсах для наставников. В очередной раз пришло приглашение, и она пересилила себя: дала согласие ехать… Еще Зина пела в хоре, но на первых порах после смерти Анатолия не могла заставить себя сесть вперед, пряталась в задних рядах. Но однажды услышала голос внутри: «А почему ты здесь?» Мысленно ответила: «Ну как же, Господи, я ведь мужа похоронила…» «Ты должна сидеть на своем месте!» И Зина послушалась Божьего указа…

На одной молитве я услышала через пророка: «Смирись». А я про себя думаю: «Я вроде не ропщу, не обижаюсь на Бога…» И сразу же прозвучало: «Если смирилась, почему по ночам в подушку плачешь?» Бог знал меня лучше, чем я сама себя. Даже в такой ситуации Он трудился над моим характером и шлифовал «человеческие слабости»…

Одновременно с уходом мужа вдовы обычно учатся принимать решения от очень серьезных до мелких бытовых…

За Толей я жила как за каменной стеной. Он добросовестно заботился о своей семье: добытчик, хозяин… А тут все на мои плечи легло… Вот взять хотя бы момент, когда мне пришлось вступать в наследство: вдруг сразу всплыло столько нюансов, что я за голову взялась! И сразу же мужа вспомнила…

Зина еще больше доверилась Господу, к Нему неустанно взывала, утешалась библейскими обетованиями: «Не бойся, ибо не будешь постыжена; не смущайся, ибо не будешь в поругании: ты забудешь посрамление юности твоей и не будешь более вспоминать о бесславии вдовства твоего. Ибо твой Творец есть супруг твой; Господь Саваоф – имя Его» (Ис. 54:4-5).

Спустя годы после потери супруга, когда сыновья повзрослели, а старшие выпорхнули из родительского гнезда, у меня не раз спрашивали: «Как тебе удается их контролировать, воспитывать?» Один брат сказал: «Благодари Бога, что Он имеет дело с тобой и твоими детьми. Там, где ты не успеешь, рядом будет Бог. И где ты не сможешь научить, воспитать, объяснить, за тебя это тоже сделает Бог!» Именно так и происходило. «Оставь сирот твоих, Я поддержу жизнь их, и вдовы твои пусть надеются на Меня» (Иер. 49:11)...

Н. Сушкевич