РЕШЕНИЕ СЕРДЦА: ЛЮБИТЬ…
РЕШЕНИЕ СЕРДЦА: ЛЮБИТЬ…
Просмотров: 937 | Голосов: 4 | Рейтинг: 1 |
-2 -1 0 +1 +2   
РЕШЕНИЕ СЕРДЦА: ЛЮБИТЬ…

И СНОВА… ЖЕЛЕЗНАЯ КРУЖКА

От местных жителей Светлана и Татьяна узнали о существовании противотуберкулезного диспансера, расположенного на горе. Его основной контингент – люди из мест лишения свободы. Многие были отправлены сюда из зон по актировке – умирать от открытой формы туберкулеза. Это была середина 90-х: денег и лекарств практически не было. Чтобы хоть как-то продлить себе жизнь, больные ловили собак в поселке и употребляли их в пищу. Но болезнь прогрессировала, и люди умирали каждый день…

– Мы молились, чтобы Господь открыл нам дорогу на «горку» – так местные называли противотуберкулезный диспансер – и расположил сердца врачей проводить в нем служения. Знали, что будет непросто… Спешили рассказать этим несчастным об исцелении, о вечности и спасении… Мы впервые столкнулись с удручающим зрелищем: когда количество умерших достигало предела, тела сгружали в безымянную общую могилу и хоронили… По большей части это были те, кого списали по актировке, у кого не осталось родных и близких… Многие из умерших имели за плечами сроки в общей сложности от 30 до 40 лет…

Препятствий со стороны руководства больницы миссионерки не встретили. Единственное, о чем их предупредили, так это о личной ответственности за собственное здоровье. Девушки верили: Бог привел их сюда не для того, чтобы они заболели, но ради Своей Славы…

– Нас считали безумными… Называли «божьими коровками», глядя сверху, как мы поднимаемся по лестнице, таща на себе тяжелый синтезатор… Наверное, это и правда выглядело забавно… Нередко вслед неслись скабрезные шуточки. И немудрено: пациен­тами больницы были преимущественно мужчины, тем более «из бывших»… Мы стали брать усиленные посты и совершали молитвы, чтобы на нас смотрели без определенного интереса и воспринимали наше пение и свидетельство Слова Божьего не как светский концерт… И Бог ответил: слушателей становилось все больше, и пациенты признавались, что отдыхают душой. У кого-то даже появились любимые гимны – их просили исполнить «на бис».

Когда погода стояла теплая, девушки благовествовали на улице в полуразваленной беседке. С наступлением холодов перебрались в узкий коридор 4-этажного здания больницы, который отличался поразительной акустикой. Здешняя публика не была избалована вниманием извне, поэтому музыкальная часть пользовалась популярностью. Что касается духовных бесед, то здесь серьезного прогресса не наблюдалось: мало кто из обитателей диспансера в присутствии свидетелей отваживался быть откровенным. Увы, искренность считалась проявлением слабости…

– Живя в поселке, мы поняли, что криминал у местных был «в почете». Среди населения бытовала «шутка», что здесь проживают две категории людей: те, которые отсидели, и те, кто еще не успел отсидеть. Мы знали, что «горка» особым образом влияет на людей из поселка, о чем свидетельствовали криминальные разборки; все предприниматели имели «крышу», нередко случались убийства, ограбления, избиения. Родители боялись за своих детей в школе, у которых шпана вымогала деньги на «общак». Был введен комендантский час (который продлился более 12 лет!), но эта мера мало помогла. Мы предполагали, что за нами тоже внимательно наблюдают, поскольку уже имели встречу со «смотрящим» поселка.

Вскоре нас пригласили в палату с иконами, где находились на лечении люди, имевшие определенный вес в своем окружении… Они предпочитали беседовать о вечном в узком кругу. К нашему удивлению, о нас знали больше, чем мы ожидали.

В палате пили чифирь. Мужские руки в наколках передавали по кругу черную от крепко заваренного чая солдатскую железную кружку. В памяти Светланы невольно всплыла картинка из прошлого: московский дворик и водка, плескавшаяся в похожей кружке…

– Я очнулась от слов: «Попейте чайку…» и испытующих взглядов, впившихся в нас. Снова увидела перед собой протянутую руку с железной кружкой – на этот раз с черным, как смола, чифирем, который только что пили люди с открытой формой туберкулеза… «О нет! Господь, только не это!» – невольно подумала я. Ведь рядом со мной стояли две молоденькие сестрички, за которых я была в ответе. Что это – искушение, проверка, испытание? Я стояла и спрашивала себя: «Господи, как поступить?» И получила четкий ответ: «…если что смертоносное выпьете, не повредит вам» (Мк. 16:18). Я взяла кружку и сделала небольшой глоток. Сестры во Христе, доверившись мне, сделали то же самое. В палате на какое-то время воцарилось обескураживающее молчание… Затем последовала бурная реакция. Все были в шоке: «Вы, молодые, рисковали своим здоровьем ради нас, которых совсем не знаете?! Вы хоть понимаете до конца, с кем имеете дело? Мы – «полосатики», рецидивисты; наш дом – тюрьма, а жизнь – «портянка»… Эти люди достали и бросили нам документы, перечисляющие и подтверждающие уголовные статьи, на основании которых они были приговорены к заключению.

В духовном мире что-то определенно произошло. Со слов «либо вы сумасшедшие, либо говорите правду…» начался новый этап взаимоотношений, благодаря которым люди начали приходить ко Христу.

– Ко мне подошел пожилой мужчина и попросил выйти с ним на улицу. Моросил небольшой дождь, сгущались сумерки… Посмотрев на меня, сказал: «Раньше за тобой бы «воронок» приехал. – Он вздохнул и представился: – Я из так называемых беспредельщиков, более 40 лет отсидки. Повидал я вашего «брата» в советских лагерях. Когда верующих сажали в камеру, руководство зоны разрешало нам издеваться над «баптистами». Мы думали: «Какие глупцы! Всего-то надо соврать. Если уж ты такой шибко святой, отрекись от Бога, выходи на свободу, а там продолжай верить в Него сколько душе угодно!» Но нет! Они предпочли свободе наши оскорбления. Мы смеялись, когда они молились за нас, забирали у них присланные с воли посылки. Удивительно, но в скором времени у них опять все откуда-то появлялось! И вот, спустя годы, я снова вижу этих «сумасшедших», которые, рискуя своим здоровьем, поднимаются сюда, чтобы такие, как я, опять услышали знакомые песни и слова о Божьей любви к грешникам… Я хочу покаяться в своих грехах. Простит ли меня твой Бог за то, что я творил с твоими братьями по вере?» Я ответила: «Это уже не только мой, но и твой Бог! Он простит…» Изможденное лицо мужчины было мокрым от слез, когда он повторял за мной молитву покаяния. Казалось, дождь плакал вместе с его душой… Не прошло и месяца, как он ушел в вечность…

Порой мы торопим события, живя по принципу «здесь и сейчас», но материализация воздаяния может наступить, когда нас уже не будет на земле... Бог ответил на молитвы Своих детей спустя десятки лет! Он никогда не опаздывает и ничего не забывает, ведь вера – это не просто факт признания существования Бога, но безраздельное доверие своей жизни Всемогущему Создателю.

ПОСЛЕДНЕЕ ЖЕЛАНИЕ

В Восточной Сибири резко континентальный климат. Зимой температура опускается до -45 градусов (норма -35 °С), летом поднимается до +30-35 гра­­дусов и выше, но сибирское лето короткое. Почва, соответственно, промерзает глубоко, даже посев в землю начинается только в конце мая либо в начале июня.

– В середине 90-х я стала очевидцем, как люди по двое суток жгли костры, чтобы выдолбить яму под могилу. Так случилось, что нам пришлось провожать в последний путь одну молодую женщину, которая уверовала, находясь в противотуберкулезном диспансере. Предыстория Божьих чудес, связанная с этой ситуацией, не менее интересна и уникальна, поэтому начну с нее…

Ее звали Ольга. Эта 25-летняя хрупкая, изможденная туберкулезом женщина пришла к нам на квартиру после проведения очередного служения на «горке» и рассказала о своем невероятно тяжелом прошлом: будучи подростком, она стала очевидцем кровавой расправы, чудом оставшись в живых… Из родных у нее остался единственный брат, который отбывал наказание. Вся ее жизнь была наполнена страхом и отчаянием. И вот она искренно поверила в Иисуса Хрис­та, доверив Ему свою дальнейшую судьбу. Ольга уже находилась на последней стадии болезни. Она мужественно переносила мучительные приступы, стоя на коленях в молитве у себя в палате, порой отказываясь от кислородной подушки. Это было сильным свидетельством для окружающих, поскольку после молитвы приступы удушья прекращались, и христианка приходила на собрание (обычно после такого состояния больные не могли подняться с кровати, не говоря уже о том, чтобы куда-то идти!).

Однажды Ольга попросила нас поддержать ее в посте, цель которого – узнать волю Божью относительно ее места жительства. Больных выписывали, несмотря на тяжелое физическое состояние, и многим просто некуда было идти. Христианка оказалась именно в таком положении… Мы взяли пост, вместе усиленно молились. К концу поста Ольга подошла к нам и произнесла: «Девчонки, стыдно говорить об этом, но я очень хочу мяса! Забыла уже, какое оно на вкус…» Мы с Татьяной лишь молча переглянулись: мясо считалось дорогим удовольствием. Денег у нас не было, только купоны, на которые можно приобрести молоко, хлеб и ограниченное количество круп. Слова Ольги преследовали меня до самого вечера: для больных туберкулезом наличие мяса в рационе жизненно необходимо. Помню, как стояла у плиты, смотрела на кастрюлю с кипящей водой и думала: «Господи, сейчас бы сюда добавить мясо, только где его взять?» И вдруг слышу, как с шумом распахивается входная дверь и женский радостный голос громко произносит: «Кто здесь у Бога мяса просил?» Замерев с ложкой в руке, я увидела сияющее лицо сестры во Хрис­те. Она торжественно водрузила на кухонный стол большой пакет с мясом изюбра, добытого ее мужем на охоте в тайге… Спустя несколько часов после случившегося Ольги не стало. Смерть от туберкулеза тяжела и мучительна. Молодая христианка не желала закончить жизнь подобным образом, и Господь ответил на ее молитву: все произошло быстро, а врачи констатировали остановку сердца. Вот последние слова, которые она успела произнести: «Света, я знаю, где мой дом. Аллилуйя Тебе, Господь!»

На дворе – начало мая, прошедшая зима была достаточна суровой. Нам предстояло приготовить мес­то для захоронения и все, что необходимо для траурной церемонии. Ничего подобного мне и моим сестрам делать еще не приходилось. Но с нами был Господь, Который являл верность, любовь и милость даже через самых больных и немощных… Мы искали людей, которые бы согласились жечь костры, чтобы подготовить почву для погребения и выкопать могилу. И очень удивились, когда пришли мужчины с «горки». Причем именно те, для которых работать – «не по понятиям». Мы пытались их остановить, поскольку было очень холодно. Беспокоились за их здоровье. Но они были настроены решительно…Прошло полдня. Приготовив обед и горячий чай, чтобы отнести все это на кладбище, мы не успели выйти из квартиры, поскольку похоронная команда вернулась в полном составе. Невольно закралась мысль: «надо было поискать здоровых и сильных», но, как оказалось, вся работа была сделана! Лица мужчин выражали неподдельное удивление: «Земля была как пух, нам даже костры жечь не пришлось! Рядом вторые сутки жгут костры и никак не могут выкопать могилу! Те люди специально подходили к нам, чтобы удостовериться в чуде! Они до сих пор долбят ломами землю…» Проводы Ольги в последний путь стали благословением для многих. После похорон люди специально искали встречи с нами, чтобы поговорить о Боге. Мужчины с «горки» в тот день приняли Христа в качестве личного Спасителя...

С полной версией свидетельства можно ознакомиться в бумажной или электронной версии.

Н. Сушкевич