«СЛЕПОЙ, ГЛУХОЙ И ПРОКАЖЕННЫЙ»
«СЛЕПОЙ, ГЛУХОЙ И ПРОКАЖЕННЫЙ»
Просмотров: 267 | Голосов: 2 | Рейтинг: 2 |
-2 -1 0 +1 +2   
«СЛЕПОЙ, ГЛУХОЙ И ПРОКАЖЕННЫЙ»

– Я был словно тот кофейный напиток, на этикетке которого обозначено: «3 в 1». Слепой, глухой и прокаженный – таких исцелял Иисус во времена Своего земного служения, – продолжает вспоминать о «былом» Вадим Тулуп из Лиды, с которым читатель уже успел познакомиться в последнем номере журнала за 2018 год. – Разве я слышал, как Господь взывал ко мне через уста верующих? Или видел переживания и боль своих родных? От меня, точно от прокаженного, шарахались в сторону прохожие, а в общественном транспорте в радиусе двух метров освобождались места…

Но желание изменить свою жизнь было настолько сильным, что Вадим решительно отправился в поликлинику для прохождения медкомиссии: ему предстоял отъезд в барановичский реабилитационный центр.

– Зашел в кабинет психиатра-нарколога и прямо с порога заявил: «Моя судьба – в ваших руках. Пять раз кодировался, подшивался от алкоголизма, бомжевал 15 лет – сам на себе крест поставил, а теперь собираюсь в реабилитационный центр ехать. Сказали, Иисус меня исцелит. Доктор посмотрел на меня внимательно и согласился: «Езжай, с Богом!» Даже квитанции об оплате не потребовал (данные медицинские услуги обычно платные). Следуя такому сценарию, беспрепятственно прошел остальных врачей. Более всего боялся делать флюорографию: был уверен, что у меня туберкулез. Дело в том, что в последнее время спал исключительно полусидя, иначе задыхался. Если приступ кашля настигал меня на ногах, старался сразу присесть, поскольку мог упасть или даже потерять сознание. Медсестра в кабинете флюорографии поспешила черкануть в бланке: «здоров». Но я не поверил заключению, решив, что она просто хотела побыстрее от меня отделаться – страшного, испитого бомжа, хоть и чисто одетого. И оказался прав. Впрочем, не стану забегать вперед. О Божьем вмешательстве, о котором пока не догадывался, расскажу чуть позже…

Отъезд в реабцентр планировался на 17 января… Вадим и Лиза договорились встретиться на вокзале. Девушка обещала купить своему подопечному билет на дизель до Барановичей.

Меня бил мандраж… От страха, от неверия… Вдруг ничего не получится? Тем более что Лиза не появлялась. Прошел час, другой – ее все не было. Оказалось, автобусный рейс, которым обычно девушка возвращалась из деревни, где проживала ее мама, отменили. Таким образом сатана, посылавший множество искушений в лице бывших собутыльников, а также незнакомых людей, предлагавших выпивку «за компанию», сделал попытку изменить Божьи планы… Не вышло. Лиза, сильно опоздав, все же приехала. Говорю ей: пойду пешком, по шпалам… Я буквально спасался бегством, понимая, что в Лиде
пропаду совсем…

Дальнейшие действия Лизы поразили воображение Вадима: он чуть не расплакался, узнав, сколько стоит билет на международный рейс «Вильнюс – Барановичи». Тот факт, что верующие не считались не только с личным временем, но и с тратой немалых средств, не умещался в его голове: «Зачем им это вообще надо?» По старой привычке хотелось курить. Сигареты, выбросить которые рука не поднялась, жгли ногу через карман… Лиза посоветовала: «Ты молись». У Вадима же не получалось. Она объяснила: «Ты у мамки когда-нибудь просил чего-либо? Вот и с Богом так же разговаривай». С тех пор Вадим пробовал молиться, как маленький…

– А на вокзале в Барановичах мня уже встречали… Знаете, как только я переступил порог реабилитационного центра, сразу же почувствовал: это здание какое-то необычное… Одним словом – Божье. Позже, когда рассказал о своих ощущениях бывшим дружкам, те принялись искать рациональное объяснение: мол, тебя там с ходу загипнотизировали… И я с ними согласен – «загипнотизировали». Только любовью, заботой, доброжелательностью! А еще драники на меня сильно подействовали, давно их не ел. Пока принимал душ, мне уже кровать застелили. Больше всего я опасался: как буду спать в комнате, где помимо меня находятся еще 3 человека? Я ж им выспаться не дам своим кашлем. Прилег и… открыл глаза только утром. Первая мысль: за ночь я ни разу не кашлянул! Ночь с 17 на 18 января запомнил навсегда – с тех пор я не испытал ни одного приступа. Но Божьи чудеса на этом не закончились…

События развивались стремительно. Времени на праздные размышления не оставалось… Посещение барановичской церкви «Спасение» также оказало на Вадима неизгладимое впечатление: таким грандиозным привиделся ему храм и его внутреннее убранство. «Серьезное заведение», – промелькнула мысль. Вадиму хотелось даже выбежать наружу… Вечером, когда на минуточку присел в фойе центра ресоциализации, чтобы перевести дух и переварить происходящее, к нему подошел высокий незнакомец и с ходу полушутя спросил: «Ну что, от зимы прятаться пришел?»

– Меня еще не успели постричь, я был лохматым, на физиономии – отпечаток прошлого, манеры тоже не блистали изысканностью… Смерил незнакомца презрительным взглядом, оценил: видно, этот реабилитант давно здесь, потому как выглядит неплохо и постриженный… Отвечаю ему грубовато: «Слышь, мужик, может, это ты сюда от зимы прятаться пришел, а я с серьезными намерениями. Я 15 зим «взял», и 16-ю смог бы, да мне такая жизнь надоела…» «Мужик» оказался директором центра Иосифом Латышевичем. Брат Павел, который уже заканчивал программу реабилитации, поинтересовался: «А с куревом как обстоят дела?» Я встрепенулся: и правда, о сигаретах даже не вспомнил! О выпивке – тоже! А вслед посетила мысль: «Бог есть!»

ВАЯНИЕ

Еще до того как Вадим оказался на улице, он мог похвастать феноменальной памятью: запоминал телефонные номера наизусть и потому за ненадобностью записной книжки не имел. Но годы бродяжничества съели добрую половину интеллекта, а память стала совсем никудышной… Бывало, собутыльники дадут денег на покупку вина, а он, пока дойдет до магазина, забудет, какого именно… Программа ресоциализации в центре подразумевала обязательное ежедневное чтение и разбор Библии. Вадим сказал молодому служителю, который вел библейские занятия: «Хочу меняться. Делай мне замечания, указывай на недостатки, называй вещи своими именами – не обижусь!»

– Помню свои первые шаги «вникания в учение» на 1-м этапе реабилитации (кризис): сижу красный, пыхчу как самовар, силюсь понять притчи… Служитель со своего места спрашивает: «Ну, кому что неясно?» «Да мне здесь вообще ничего неясно!» – поначалу не мог сдержать возмущения. Но однажды… Словно прозрел в один миг, когда прочел: «Не собирайте себе сокровищ на земле, где моль и ржа истребляют и где воры подкапывают и крадут, … ибо где сокровище ваше, там будет и сердце ваше» (Мф. 6:19,21). Так глубоко коснулись меня слова Иисуса, что я заплакал. С тех пор смысл библейских стихов открывал мне Дух Святой. «Ибо слово Божие живо и действенно и острее всякого меча обоюдоострого: оно проникает до разделения души и духа, составов и мозгов, и судит помышления и намерения сердечные» (Евр. 4:12) – оно исцелило и обновило мою память, возвратило утерянные когда-то навыки к обучению и труду…

Несомненно, Вадим вкусил «чистое словесное молоко», которым ему надлежало возрасти во спасение, но утверждать, что он вмиг стал совершенным, было бы поспешно. Да, новообращенный не пил, не курил, перестал ругаться матом – будто отрубило… Господь вложил в сердце отвращение ко греху. Однако порабощение «вещественным началам мира» еще некоторое время напоминало о себе… В момент дежурства на кухне, распределяя между реабилитантами сдобу, клал на стол, за которым обедал, булочки размером побольше. А те, что поменьше, соответственно, подкладывал на соседние. Но совесть мучила… В борьбе с ветхой природой победу одержала братская любовь: Вадим положил самую маленькую булочку себе. И только тогда его посетил Божий мир, а он бормотал себе под нос: «Вот теперь все правильно, теперь все в порядке…»

После завершения «кризисного» этапа по правилам программы реабилитации я должен был отправиться в отпуск домой. Не передать словами, какой силы волнение меня охватило… Эмоции захлестывали одна другую: и страх, и радость, и даже азарт… Конечно, неправильные мотивы, основой которых, как правило, является гордость, нередко приводят к плачевному результату… И, видимо, Иосиф Латышевич, будучи опытным служителем, прочувствовал этот момент, поскольку вдруг спросил: «Может, не поедешь?» Я охотно согласился. Отъезд намечался на мой день рождения – 17 мая, и мало ли какие искушения меня бы настигли… Неожиданно директор центра передумал: «Езжай. Господь ведь никого в заточении не держит…» Я опять согласился: «Как скажете». «А вернешься?» – испытывающе посмотрел мне прямо в глаза брат Иосиф. – «Вернусь».

Рано утром Вадим отправился на дизель, который следовал до Лиды… Накануне отъезда звонила сестра Лиза, та самая, которая вместе с другими христианами несла шефство над Вадимом до момента отъезда в реабцентр. Она обещала встретить «подопечного» на автовокзале, куда реабилитант должен был подойти после прибытия на железнодорожную станцию… Всю дорогу мозг Вадима буравчиком сверлила одна лишь мысль: «Рядом с автовокзалом кафе «Сустрэча»»… То самое «место встречи» с бывшими собутыльниками, которое в этот раз очень хотелось обойти стороной… Ведь как пить дать узнают… А что им сказать? Внутренне он метался, придумывая разные отступные ходы-выходы. Но множество вариантов были решительно отметены: «Нет, я – христианин, потому сразу заявлю, что познал Господа. Кто Тебя постыдится, того и Ты постыдишься…»

Н. Сушкевич

Полностью этот материал можно прочесть в бумажной или электроннй версии нашего журнала.