Строптивая лошадка
Строптивая лошадка
Просмотров: 549 | Голосов: 0 | Рейтинг: 0 |
-2 -1 0 +1 +2   
Строптивая лошадка

В те годы лошадей, а тем более тракторов, у частников не было. Для работы на личных подворьях за всем этим приходилось обращаться в колхоз.

Ранним утром, попросив у Бога благословения, я пошел в контору, чтобы попросить у бригадира лошадь для посадки картофеля. Зашел в дежурное помещение, где обычно решались подобные вопросы. Там уже собралось много жителей деревни, желающих получить тягловую силу для решения собственных хозяйственных нужд. Односельчане высказывали друг другу недовольство тем, что начальство волнует только обработка колхозных полей, а о личных наделах колхозников оно не проявляет почти никакой заботы. Послушав эти разговоры, я начал сомневаться в том, что смогу получить лошадь для работы на своем участке, поскольку никто из нашей семьи в колхозе не работал. Вдруг в помещение зашел бригадир, которого звали Николай Шпак, поздоровался со всеми и велел надсмотр­щику за лошадьми выдать их присутствующим согласно занятой очереди. В это время встал и я, попросив выделить лошадь для посадки картофеля и моей семье. Бригадир сказал: «Иди с надсмотрщиком в конюшню. Как только появится свободная лошадь, он тебе ее даст».

Зайдя в стайную, конюх раздал находившихся в ней лошадей и, обратившись ко мне, сказал: «Вот, Жушма, смотри. У нас рабочих лошадей больше нет. Осталась только одна кобыла. Хотя она и немолодая (ей уже пять лет) и мы уже два года учим ее работать в поле, тянуть плуг она не желает. Правда, повозку везти может, даже нагруженную. У тебя четыре молодых сына недавно из армии пришли. Если хочешь, можешь ее взять. Вдруг вам удастся с ней справиться?»

Я поблагодарил его и сказал: «Буду брать ее, Николай Федосеевич». Тогда надсмотрщик взял вожжи, упряжь и пошел, чтобы поймать животное и запрячь в повозку. Но лошадь не подпускала его к себе. Очень долго конюх пытался набросить на животное вожжи. Наконец очередная попытка увенчалась успехом, и Николай, передавая мне вожжи, сказал: «Видишь, какая она строптивая и злая? Будь очень осторожен во время работы и не вздумай садиться на нее верхом!»

Подъезжая к деревне, я встретил односельчанина Анатолия. Мужчина остановился и крикнул издалека:

– Михаил! Зачем ты взял эту лошадь? Уж не пахать ли?

– Да, ты прав. Будем картошку сажать…

– Лучше веди ее сразу назад, ибо и день напрасно потратишь, и люди, которых пригласишь для посадки картофеля, останутся не у дел из-за этой упрямой кобылы. Вчера ее брал Адам Колодич, рабочий из бригады. Его тоже все уговаривали этого не делать. Но он не послушался, заявив: «Как здоровая лошадь в такое напряженное время может праздно стоять в конюшне?! Сегодня мы научим ее работать. А если не захочет – заставим!» Придя домой, он пригласил людей, и меня тоже. Нагрузили мы целую повозку картофеля, закинули туда плуг и все, что еще нам было нужно. Затем Адам позвал всех в дом. Мы немного выпили, закусили и отправились работать. До поля добрались без происшествий и даже смогли впрячь эту кобылу в плуг. Но как только попытались пахать землю, прямо на поле она стала перед нами танцевать: передними ногами землю гребет, а вперед – ни шагу. Затем начала пятиться и попыталась запутаться в постромках. Когда у нее это получалось, то никого к себе не подпускала, чтобы упряжь поправили: и задними ногами брыкалась, и щелкала зубами, угрожая укусить любого, кто попытается ее распутать... Что мы только с этой упрямицей ни пытались сделать: распрягали, поглаживали, хлебом кормили, водой поили, успокаивали как могли… Но как только хотели впрячь ее в плуг, она снова начинала танцевать «казачка». Три часа продолжался этот ее сольный «концерт», словно кобыла не на поле была, а в цирке. Участок для посадки картофеля оказался рядом с большой трассой, так что недостатка в зрителях мы не испытывали. В итоге с полной телегой картошки все-таки решили вернуться в деревню. Обидно, что четыре крепких мужика и три женщины так и не смогли справиться со строптивой лошадью и весь день пошел насмарку...

Я поблагодарил Анатолия за это довольно интересное, хотя и не внушающее оптимизма повествование и направился к своему дому, где уже собрались члены семьи, готовые к работе в поле.

Нагрузили мы полную повозку мешков с картофелем, положили плуг, а также другой инвентарь, необходимый для посадки. Перед выездом зашли в дом и, склонив колени, попросили Бога благословить предстоящий труд. По дороге я рассказал близким про то, о чем меня предупреждали надсмотр­щик лошадей и Анатолий. Приехав на поле, я попросил всех подойти к повозке, и мы еще раз горячо помолились Господу, прося Его благословения на работу, а также помощи в том, чтобы смирить эту буйную лошадку.

После молитвы сказал жене и четырем сыновьям: «Вы только смотрите и благодарите Бога, а я и моя сестра Степа начнем пахать. Я буду ходить за плугом, а она, держа вожжи, управлять лошадью. Мы станем делать все, как написано в Евангелии: «Все, что ни делаете, делайте во имя Мое». И пусть будет нам во знамение то, что вчера с этой лошадью четыре здоровых мужика не смогли справиться, а теперь она начнет подчиняться молодой девчонке до тех пор, пока полностью не закончим работу».

И мы начали пахать. Сестра Степанида управляла вожжами, но через какое-то время я понял, что даже этого делать не нужно, поскольку лошадь сама ходила, делая ровные борозды, будто в этом труде ее использовали уже не один год.

Вскоре все поле было вспахано, мы даже ни разу не останавливались, чтобы отдохнуть, а только радовались и прославляли Бога. После чего были сделаны ровные борозды для посадки картофеля. Лошадь покорно подчинялась и сыновьям все время, пока они работали, поэтому мы с женой и сестрой решили немного отдохнуть…

Посадив всю картошку, радостные, мы возвращались вечером в деревню. Первое, что сделали, когда зашли в дом, так это от всего сердца еще раз возблагодарили Бога за помощь и устройство. Свидетели этой истории – жена Валентина, сыновья Анатолий, Василий, Владимир и Александр, а также моя родная сестра Степанида.

«Как много у Тебя благ, которые Ты хранишь для боящихся Тебя и которые приготовил уповающим на Тебя пред сынами человеческими!» (Пс. 30:20).

Михаил Жушма