А христианин ли ты?
А христианин ли ты?
Просмотров: 156 | Голосов: 1 | Рейтинг: 2 |
-2 -1 0 +1 +2   
А христианин ли ты?

Более 2000 лет назад в истории человечества был короткий отрезок – 50 дней, в течение которого мир сильно изменился. Человечество разделилось на три категории. Одни люди поверили в то, что Иисус, Сын Божий, пришел на эту землю, чтобы примирить с Небесным Отцом каждого из живущих, что Он умер на кресте, но на 3-й день воскрес, а затем на протяжении 40 дней являлся сотням людей и был вознесен на небо. На 50-й же день после Его воскресения сошел Дух Святой, после чего ученики заговорили на иных языках и тысячи людей, слышавших проповедь Евангелия и видевших чудеса от Бога, уверовали в Христа, крестились и приняли дар Святого Духа… Другие не верят, что все вышеописанное имело место. Но есть и те, кто считает, что нечто великое, возможно, произошло только тогда, когда ученики встретились с Иисусом или когда Дух Святой в день Пятидесятницы произвел Свою удивительную работу. Им кажется (хоть они и называют себя христианами), что сила Духа Святого в Церкви сошла на нет, что Бог абстрагировался от проблем людей и перестал им открываться, что уже нет сильных духом, верных последователей Христа, которые, имея личное общение с Ним, живут по Евангелию… К этой третьей категории до определенного времени относился и я, пока не прозвучал в моей жизни вопрос: «А христианин ли ты?» С этого момента и начался мой христианский путь. Расскажу обо всем по порядку.

Христианский опыт

Как многие люди в нашей стране, я считал себя православным. Изредка ходил в храм, интересовался вопросами религиозной тематики. Но многие учителя сбивали меня с толку своими высказываниями: мол, некому нынче учить в православии и наставлять – в том смысле, что были апостолы, потом подвижники веры и духовные отцы, а сейчас таких подвижников и отцов нет, поэтому учиться не у кого. С этим утверждением я вполне соглашался. Религиозная тематика мне как будто интересна, но есть ли смысл в изучении теории, если она неприменима в повседневной жизни? Да, мне импонировала христианская нравственность, но она редко проявлялась в жизни окружающих меня людей. И почему вообще столько разделений среди верующих? Все это гасило мое желание изучать христианство глубже…

Но у Господа в отношении меня был свой план. Моя супруга посещала евангельскую церковь. В один воскресный день она пришла домой с богослужения и рассказала о том, что покаялась (обратилась к Гос­поду), на что я ответил: «Что же, тебе, видимо, надо было это сделать давно!» (Вот о себе я в этот момент почему-то не подумал.)

Итак, о православной церкви мне все вроде было понятно. С евангельской – сложнее. Откуда евангельские верующие, как они себя называют, появились в нашей стране? Сколько лет этой церкви на самом деле? 500 (время, когда она уже была на белорусской земле) или 2000 (с момента образования Церкви Христовой)? Какие истины они провозглашают? Конечно, я тоже посещал собрания со своей супругой на протяжении 7 лет – с тех пор как она обратилась к Господу. Иногда мне нравились проповеди, иногда – песнопения, но… Я смотрел на людей, которые, называя себя верующими, очень активно проповедовали о Живом Боге, о Христе распятом, и не понимал: «Зачем они это делают? Вот, ты веришь, и я тоже верю где-то глубоко внутри». (Впрочем, и бесы тоже «веруют и трепещут», – так сказано в Писании). А еще я смотрел на жизнь знакомых евангельских христиан и думал: «Не хочу быть таким верующим и поступать так, как поступают они!» В моем сознании не было стыковки веры и поступков многих христиан различных деноминаций.

Но столь негативное отношение сильно поменялось благодаря определенной цепи событий. Ко мне обратился друг с просьбой стать крестным отцом его годовалого сына (напомню, я себя относил к православным.) «Что ж, – подумал я, – дело неплохое. Отказывать вроде нельзя». А за несколько дней перед крещением отец ребенка вдруг задал мне вопрос, который положил начало моей христианской жизни: «Слушай, а ты – христианин? Ты – православный христианин?» Я оказался в затруднительном положении, поскольку меня этот вопрос смутил. «Да, конечно!» – ответил я, чтобы дело состоялось (крещение младенца). «Православ­ный – это понятно, мы все тут православ­ные, – подумал я. – Но… христианин ли я?» На этот вопрос я не смог дать утвердительный ответ в первую очередь самому себе!

Наконец пришел день крещения младенца. Я отвечал на различные вопросы священника, но один из них поставил меня в тупик: «Отрекаешься ли от грехов ребенка?» Я ответил: «Отрекаюсь, конечно!» Но про себя подумал: «Как я могу отрекаться от грехов годовалого ребенка? Есть ли они у него вообще? Вот если перевести взгляд с этого младенца на меня, так называемого крестного, картина будет не столь радужная. Отрекался ли я когда-либо от своих грехов? А ведь нет, не отрекался!» Посмотрев правде в глаза, понял: нужно сделать шаг веры, раз назвался христианином. А какой шаг? Есть три основные позиции для православного христианина, с которыми мне необходимо «поработать»: крещение, исповедание и причастие. Я вроде был крещен в подростковом возрасте (без какого-либо осознания, для чего мне это). Креститься во второй раз не нужно. Крещение можно заменить генеральной, то есть первой, исповедью – это я вычитал в некоторых православных комментариях по данной теме. К первой в своей жизни исповеди готовился целую неделю. И чем ближе был этот день, тем менее комфортно себя чувствовал. Внутри словно звучал вкрадчивый голос: «Ну и зачем это делать сегодня? Ты еще не готов! Приди в следующий раз…» Но я принял решение и сказал сам себе: «Пойду в назначенный день и сделаю что задумал!»

На этой исповеди я говорил, часто запинаясь. Озвучивать собственные грехи очень тяжело, да и не так много я их обнаружил. Но основной посыл моего исповедания был таким: «Пути мои пред Тобой, Господи, не таковы. Если Ты – Живой Бог, я хочу, чтобы Ты мне открылся. Я не знаю, но если Ты есть (внутри я считал себя верующим, но спросил именно так!) и если Ты в действительности Живой (это слово по отношению к Богу меня всегда смущало), хочу, чтобы я это увидел в собственной жизни. Хочу, чтобы Ты показал мне, что Ты на самом деле Живой, а значит, действуешь, а значит, какие-то реальные изменения в моей жизни произойдут…»

После того как я исповедался и так помолился, а затем помолился священник, с меня будто свалился большой груз. И в этот же самый момент запел церковный хор, а в храме зажегся свет. Я почувствовал большую радость. Было такое ощущение, что моим первым слезам после обращения к Богу радовался не один я, а целый хор ангелов! Затем в течение года я каждый месяц ходил в православную церковь на службы, молитву исповедания, причастия. Проповеди священников мне нравились: говорилось о любви Бога, о том, что нам нужно проявлять любовь к ближним, не смотреть на разделения церквей. При этом я продолжал общаться с евангельскими христианами, а также посещать их служения. Я начал понимать, насколько важно верующим общаться, поддерживать друг друга в духовном плане, в том числе с помощью молитв.

Один раз меня пригласили на общение пятидесятников, где человек поведал реальную историю о своем друге, который уверовал в тюрьме и понял, что ему нужно принять водное крещение («Кто будет веровать и креститься, спасен будет», – говорит Писание. Недостаточно просто уверовать, нужно принять водное крещение по вере!). Но как креститься за решеткой, когда везде охрана? Новообращенный обратился к Богу с этой просьбой. Господь же сказал ему: «Выходи из тюрьмы и прими крещение!» И произошло чудо: этот христианин прошел через 11 кордонов (охрана его не заметила!!!), вышел из тюрьмы, проехал несколько тысяч километров, принял вод­ное крещение, а затем вернулся обратно! Слушая этот рассказ, я понял: Господь способен открыть двери любой темницы как для этого человека 50 лет назад, так и для апостола Петра 2000 лет назад. Понял, что Бог не изменился!

Это свидетельство утвердило мою веру в то, что времена первого христианства не так уж и далеки от меня, что любовь Господа к каждому человеку по-прежнему сильна и что Его сила проявляется в жизни каждого верующего, который исповедует Иисуса Христа своим Господом.

Я начал читать Библию, и в течение этого первого года Господь стал мне прямо показывать, что Он именно Живой Бог и что я могу иметь непосредственное общение с Ним. Я наконец начал понимать: все истинное христианство зиждется на личности Иисуса Христа, Который сделал нечто такое, что невозможно объяснить. «Господи, Иисус! Ты сделал великое, – мысленно я обращался к Нему (до конца еще не понимая, что именно Он сделал), – и что сделать мне в благодарность?» И ко мне приходила мысль: «Тебе нужно простить». «Кого простить? – подумал я. – Вроде со всеми нормальные отношения, ни с кем не враждую…»

И вот однажды ко мне пришло четкое понимание от Господа: нужно простить некоторых верующих из евангельской церкви. И не просто простить, а еще и долг простить (крупную сумму в валюте); простить тех, которые, как мне казалось раньше, поступают не по-христиански. В рамки человеческой логики это, конечно, не укладывалось. Но когда говорит Господь…

Дмитрий Кирсанов

Полностью это свидетельство можно прочесть в бумажной либо электронной версии журнала.