Господь -- защитник наш!
Господь -- защитник наш!
Просмотров: 85 | Голосов: 1 | Рейтинг: 2 |
-2 -1 0 +1 +2   
Господь -- защитник наш!

Ныне он проживает в США, а рядом с его квартирой живет Надежда Канистратовна, сестра во Христе, чья молодость пришлась на тяжелые послевоенные годы. Думаем, что ее рассказ явится для многих наших читателей еще одним доказательством незыблемости библейского обетования: «Господь хранит верных и поступающим надменно воздает с избытком» (Пс.30:24).

Моя молодость прошла на Западной Украине в сельской местности Заречненского района Ровенской области. Это были тяжелые послевоенные годы, годы разрухи. После бомбежек, обстрелов и пожаров многие дома сгорели дотла. Приходилось все строить заново. Но мы были рады тому, что остались живы, и благодарили Бога. На Западной Украине мы не испытывали таких гонений, как верующие из Восточной Украины. Братья, сестры, молодежь нашей церкви часто ездили в ближайшие деревни на служения, вместе славили Бога, общались. И вот до нас дошла новость, что в Белоруссии, в деревне Хомичево, во время горячих молитв молодежь получила духовное крещение и чудесные дарования – пророчества и красивое духовное пение. Какое сильное желание тоже получить духовное крещение загорелось в нас! И мы решили пригласить молодежь из Белоруссии к себе. Эта встреча состоялась, но не так быстро, как нам того хотелось. Когда было назначено собрание в соседней деревне и туда приехала молодежь из Хомичево, мы попросили гос­тей прийти к нам на вечернее богослужение.

В тот вечер перед молитвой служитель нашей церкви прочитал некоторые места из Священного Писания для укрепления веры собравшихся. Он сказал, что в последнее время перед пришествием Господа необходимо быть крещенными Духом Святым, чтобы быть готовым к встрече со Христом. Все преклонили колени для молитвы. И тут гости, молодые братья и сестры, исполнились Святым Духом, послышалось пение. Во время пения братья возлагали руки на прихожан, и молодежь нашей церкви исполнялась такими дарами, как пророчество, пение и говорение на иных языках. Нас объяла неописуемая радость. К этому событию мы долго готовились и сильно его ждали. Потому что тогда только некоторые братья и сестры были крещены Духом Святым.

С того времени (а это случилось перед Рождеством Христовым и Новым, 1948 годом) наша церковь загорелась духовно. Братья и сестры, получившие силу свыше, как и первые ученики Христа, пошли по Западной Украине и Белоруссии с проповедью Евангелия. Молодежь пробудилась и начала получать духовное крещение. С тех пор наша дружба с белорусской молодежью все более укреп­лялась. Наши сестры выходили замуж за парней-белорусов, а братья во Христе женились на белорусских девчатах.

Спустя года три после войны советская власть начала проводить коллективизацию на территории Западной Украины и Белоруссии. Народ не хотел принимать это нововведение. Долго приходилось местным властям агитировать и уговаривать сельчан, а порой прибегать и к более серьезным мерам.

Наступил 1952 год. Гонения и притеснения на евангельских христиан стали усиливаться, поскольку вступать в колхозы они отказывались, равно как и регистрировать свои собрания. Представители местной власти стали посещать братьев, беседовать. Особенно не оставляли в покое служителя церкви, которым в то время был наш отец. Кстати, и собрания проходили у нас дома. Тогда родителям стали выписывать штрафы. Но мы платить их отказывались. Запрещали водить детей на собрания, преподавать желающим водное крещение. За неисполнение постановлений угрожали судом. В газете «Правда» начали печатать на верующих
разную клевету.

Местные начальники уговорили нашу соседку Варвару, чтобы она сообщала им все о нашей семье, а соседям наговаривала на нас всякую неправду, пообещав ей за это любую помощь по хозяйству. Но, как написано, кто роет яму другому, сам в нее упадет. Так и получилось с этой соседкой.

Был летний воскресный день. В нашем доме проходило богослужение. Через открытые окна далеко разносились мелодии псалмов. Многие неверующие соседи с радостью слушали их. Соседка Варвара, взяв своих малолетних детей, направилась к группе односельчан, которые сидели во дворе. Подойдя, поздоровалась, присела. «Тебе, Варвара, весело и приятно жить рядом с евангелистами. И красивое пение хорошо слышно», – сказал кто-то из соседей. Варваре только это и надо было. Она со злобой ответила: «Если бы вы знали, как они мне надоели! Я прошу Бога в эту святую недельку: пусть молния с ясного неба ударит в их хату и она сгорит, чтобы мне не слышать больше это пение. Оно мне опротивело!» Женщина говорила то, чему ее научили в сельсовете. Сельчане, услышавшие такое проклятие в адрес своих добрых и никогда ни с кем не враждовавших соседей, стали было Варвару увещевать: «Ты что, разве можно такое говорить? Они поют святые псалмы: «Шел Христос с учениками», «И будет, Божьи дети встанут». Да они и гимн «Верую» поют, который по утрам в церкви священник вместе с хором поют. Ты, Варвара, не делай этого больше. Нужно с людьми мирно жить!» Но Варвара стояла на своем.

На следующий день, в понедельник, старшие дети пошли в лес собирать чернику, дома остались только наши родители и младшие дети, школьники. Вдруг в дверь постучали. Прибыло местное начальство. Все вошли в дом, поздоровались, даже руки протянули отцу. Попросили разрешения посадить за стол секретаря сельсовета и участкового. Отец пригласил присесть и остальных незваных гостей: председателя сельсовета, заместителя председателя колхоза, агронома. А бригадир зачем-то пошел замерять посаженный нашей семьей огород. Вернувшись, доложил председателю, что, как оказалось, мы самовольно захватили пять соток колхозной земли. В основном на этой земле росла картошка. Секретарь составил протокол, который отцу дали подписать. А затем обличенные властью гости начали агитировать его записаться в колхоз: «Хватит вам бороться против советской власти, ведь все односельчане, за исключением только нескольких семей, уже записались». Секретарь от имени отца написал заявление о вступлении в колхоз, и председатель подал бумагу хозяину дома: «Только распишитесь, и мы уйдем». Отец не согласился. Председатель сельсовета начал его запугивать: «Вы собираетесь на богослужения в этом доме нелегально, без регистрации. И дети на собрании присутствуют незаконно. И водное крещение проводите, не сообщая об этом властям. За такие действия мы можем привлечь вас к ответственности». Секретарь же всю беседу записывал в протокол. «Мы можем обвинить вас, как тунеядца, – вступил в разговор участковый. – За неповиновение властям имеем право выселять таких людей, как вы, на целинные земли…»

Вдруг во двор въехал колхозный трактор с прицепленными к нему пахотными плугами. «За ваш отказ записаться в колхоз мы можем прямо сейчас перепахать ваш огород. Тем более у вас самовольный захват», – заявил агроном. А председатель затем сказал миролюбивым тоном: «Гражданин Канистрат! Мы имеем право сделать с вами то или другое, но если вы нас угостите самогоночкой к обеду, то все эти протоколы мы выбросим и оставим вас в покое». Отец возразил: «У нас самогонки нет, и мы этим никогда не занимались». – «Ну мы же вам доброе советуем сделать и все вам простим. Пусть хозяйка сходит к соседям, и они вам бесплатно дадут бутылочку ради нашего посещения. Ведь без обеда и не выпив по 100 грамм мы от вас не уйдем!» Но мама отказалась идти к соседям…

Тогда непрошеные гости опять начали озвучивать свои требования, обвинения, придирки... Было видно, что уходить они не собирались, а хотели по-настоящему обвинить христиан. Родители все это время мысленно взывали к Богу, чтобы Он даровал им мудрость разумно отвечать на каверзные вопросы, потому что секретарь и участковый все ответы записывали. От страха и переживаний мои папа с мамой начали уставать и ждали помощи только от Бога.

Вдруг небо покрылось тучами, поднялся ветер, раздался удар грома и пошел дождь. Второй раз прогремело. На третий раз гром ударил с такой силой, что земля задрожала. Молния, блеснув, разделилась на две огненные стрелы. Одна попала в дом соседки Варвары, а вторая ударила в трактор, который приехал перепахивать наш огород.

«Пожар, пожар, дом горит!» – раздались крики. Наши «гости» быстро выбежали из хаты и, увидев загоревшийся соседский дом, бросились выносить вещи и продукты. Но долго работать им не пришлось. Дом с соломенной крышей полыхал, и тушить его не было смысла. А Варвара, ломая руки, рыдала: «Если бы я вчера промолчала, не случилось бы беды!» Начальство как могло ее успокаивало: «Не переживай. Бывает и такое. Мы тебе поможем, чем сможем».

А затем все семеро – председатель сельсовета, секретарь, заместитель председателя колхоза, агроном колхоза, участковый милиционер, бригадир и тракторист, – оставив плачущую Варвару и сбежавшийся народ у горящего дома, направились к колхозному трактору. Тракторист пробовал завести мотор, но все попытки были безуспешны. Удивленное начальство ходило вокруг, повторяя раз за разом: «Не припомним такого, чтобы молния в технику ударила!» Хотя голос совести подсказывал им, что это Бог наказал их за лукавые и нечестивые намерения.

Ох и длинной же была дорога этих непрошеных гостей, которой они возвращались с наших дальних хуторов, расположенных в 5 километрах от деревни. После этого происшествия начальство долгое время у нас не появлялось: видно, и стыдно было, и Бога они опасались. Вот так Господь проучил тех, кто роет другому яму: «Вот нечестивый зачал неправду, был чреват злобою и родил себе ложь; рыл ров, и выкопал его, и упал в яму, которую приготовил» (Пс. 7:16).

Кстати, за две недели до случившегося нашему отцу через пророчествующего в церкви были сказаны такие слова: «Власти согласились и намерены сделать вам зло. Но Я сделаю так, что они бегом побегут из вашего дома, как бегут на пожар. Люди хотят сделать позор вам, но Я их посрамлю. И узнают об этом многие, живущие вокруг».

«Как много у Тебя благ, которые Ты хранишь для боящихся Тебя и которые приготовил уповающим на Тебя пред сынами человеческими! Ты укрываешь их под покровом лица Твоего от мятежей людских, скрываешь их под сенью от пререкания языков»
(Пс. 30:20, 21).

Надежда Канистратовна