ВОССТАНАВЛИВАЯ РАЗВАЛИНЫ…
ВОССТАНАВЛИВАЯ РАЗВАЛИНЫ…
Просмотров: 205 | Голосов: 1 | Рейтинг: 2 |
-2 -1 0 +1 +2   
ВОССТАНАВЛИВАЯ РАЗВАЛИНЫ…

Любите ли вы читать библейские истории? Впечатляют ли они вас своей глубиной, искренностью, дают ли отличный повод для размышлений о Божьем характере, побуждают ли к анализу успешности вашей семейной жизни или, например, вашего служения Богу? Если на эти вопросы вы ответили отрицательно, то, скорее всего, попросту не знаете, как правильно такие истории читать. Во-первых, для этого нужно выделить время. Во-вторых, следует по возможности погрузиться в ту эпоху, когда та или иная история имела место. В-третьих, нужно постараться поставить себя на место тех библейских персонажей, о жизни которых вы читаете: задаваться теми же вопросами, которыми задавались они, попробовать понять те чувства, которые они испытывали, сражаясь или отстраивая разрушенное, общаясь с соплеменниками или с Богом. На примере книги Неемии я хочу показать, как много настоящих жемчужин мудрости Бог сокрыл в Священном Писании, а также сколько важных духовных уроков может содержать эта история, изложенная, как может показаться на первый взгляд, довольно-таки сухо.

Обратимся к 1-й главе: «В месяце Кислеве, в двадцатом году, я находился в Сузах, престольном городе. И пришел Ханани, один из братьев моих, он и [несколько] человек из Иудеи. И спросил я их об уцелевших Иудеях, которые остались от плена, и об Иерусалиме. И сказали они мне: оставшиеся, которые остались от плена, [находятся] там, в стране [своей], в великом бедствии и в уничижении; и стена Иерусалима разрушена, и ворота его сожжены огнем».

Вначале потребуется небольшое объяснение. Вавилоняне разрушили Иерусалим в 587 году до Р. Х. Царь Навуходоносор депортировал евреев в Вавилон, за 800 км от этих разрушенных стен, чтобы отбить у них всякую охоту к восстаниям и чтобы ростки патриотизма в душах сынов Израиля засохли на корню. Для евреев это изгнание было сродни второму Египту. Минули десятилетия, и персы сокрушили вавилонян. Царь Сириус дал разрешение евреям вернуться в свою землю. Однако таких патриотов набралось немного. Большинство сынов Израиля не были настроены на серьезные перемены. Прошло уже около 150 лет со времени разрушения Иерусалима. Целых два поколения евреев выросло в Вавилоне. Многие, говоря современным языком, обзавелись недвижимостью, основали собственный бизнес. Эти люди в душе уже не соотносили себя с Израилем.

Книга Неемии описывает события, происходившие где-то в 440 году до рождества Христова. Уже несколько десятков лет небольшая часть евреев находилась в Иерусалиме. И вот, находясь в изгнании в Персии, Неемия встречается с пришедшими из Иерусалима соплеменниками и начинает задавать им вопросы.

Обратите внимание, с каким настроем он это делает, и насколько сильно его желание узнать все в подробностях. «Стена разрушена… Ворота сожжены огнем…» А ведь Неемия надеялся, что, быть может, его соплеменникам хоть что-то удалось восстановить! Поскольку добрых новостей так и не прозвучало, он «…сел и заплакал, и печален был несколько дней, и постился и молился пред Богом небесным».

Процесс восстановления часто начинается именно так: сердце начинает болеть, когда человек видит разруху, запустение. Знаете, печаль на самом деле не лечит, и слезы не могут быть фундаментом. Как правило, печаль вгоняет человека в еще большую апатию. Апатия может быть настолько сильной, что запросто убаюкает самого сильного и мужественного. Поэтому, чтобы вывести человека из состояния сна, Бог допускает какие-то серьезные ситуации в его жизни. В случае с Неемией печаль или надлом в сердце явились отправной точкой для восстановления.

Итак, Неемия не впал в депрессию, а начал ревностно молиться. В этой молитве я бы выделил три части. Я верю, что с ее помощью Неемия приглашает Бога вмешаться в, казалось бы, безнадежную ситуацию.

Мужья и жены! Если в ваших отношениях наметился холодок, если вы потеряли взаимопонимание, то приглашаете ли вы Бога в искренней, горячей молитве для того, чтобы Он пришел на место разрухи и принял непосредственное участие в процессе восстановления? Дорогие служители! Смирились ли вы до такой степени, что смогли признать: «без Божьей помощи я ничего не могу сделать, чтобы восстановить отношения с вот этим братом или вот этой сестрой во Христе!»? Чтобы действовать в нашей жизни, Бог ожидает нашей молитвы, нашего приглашения, нашего признания собственной слабости, недальновидности, ограниченности…

Когда мы прочтем молитву Неемии, то узнаем из нее: во-первых, то, каким этот человек видит Бога, во-вторых, его взгляд на грех и, в-третьих, на его веру в то, что Бог способен восстановить, казалось бы, невосстанавливаемое.

«Господи Боже небес, Боже великий и страшный, хранящий завет и милость к любящим Тебя и соблюдающим заповеди Твои! Да будут уши Твои внимательны и очи Твои отверсты, чтобы услышать молитву раба Твоего, которою я теперь день и ночь молюсь пред Тобою о сынах Израилевых».

Верим ли мы, что Бог достаточно велик? Иными словами, что Он достаточно компетентен? Что Он способен справиться с любой самой безвыходной ситуацией?

Неемия в это верит, а также верит в то, что Богу есть дело до наших просьб. Потому и употребляет слова «уши внимательны» и «очи отверсты».

Итак, Неемия, во-первых, верит в то, что Бог не только всесилен и компетентен, но и в то, что Ему есть дело до каждого из нас, какими бы ничтожными или отверженными мы себя ни считали!

Во-вторых, из этой молитвы можно понять, что Неемия думает о природе греха. Это очень важный урок для нас. Израиль бунтовал против Бога. Следствием этого бунта стало разрушение Иерусалима и переселение евреев в Вавилон. И вот что самое интересное: Неемия исповедует не только грех того поколения израильтян. В это исповедание он включает себя и свою семью: «…исповедуюсь во грехах сынов Израилевых, которыми согрешили мы пред Тобою, согрешили – и я, и дом отца моего». «Мы стали преступны пред Тобою и не сохранили заповедей и уставов…» Неемия осознал очень важную духовную истину: грех был совершен не «когда-то там», он не был связан с царями, которые жили до 587 года старой эры. Грех –
он здесь и сейчас. И несмотря на то, что Неемия (равно как и дом его отца) никоим образом не был связан с теми преступлениями, которые привели к разрушению Иерусалима, этот муж Божий знал о состоянии собственного сердца и прекрасно понимал: если бы он оказался на месте тех людей, то, скорее всего, его грехи привели бы к такому же плачевному
результату.

Разве не говорят нам эти слова о чем-то очень знакомом? Разве мы порой не боимся сравнивать себя с другими: «о, вот они – лжецы или сплетники, скандалисты или алкоголики… А вот я почти что святой»? Разве часто мы способны честно сказать Богу и окружающим: «я ничуть не лучше остальных»? Разве часто проявляем истинное смирение? На самом ли деле нам небезразлично то, в каком моральном и духовном состоянии находятся окружающие?..

В-третьих, молитва Неемии также показывает его веру в то, что Бог способен поднять Израиль из руин. «Помяни слово, которое Ты заповедал Моисею, рабу Твоему, говоря: [если] вы сделаетесь преступниками, то Я рассею вас по народам; [когда] же обратитесь ко Мне и будете хранить заповеди Мои и исполнять их, то хотя бы вы изгнаны были на край неба, и оттуда соберу вас и приведу вас на место, которое избрал Я, чтобы водворить там имя Мое».

Неемия напоминает Богу о Его обещании, а также о том, что его соплеменники не просто жители Вавилона, но «рабы Твои и народ Твой, который Ты искупил силою Твоею великою и рукою Твоею могущественною». А затем он снова повторяет: «Да будет ухо Твое внимательно к молитве раба Твоего и – обратите внимание! – к молитве рабов Твоих, любящих благоговеть пред именем Твоим». Он говорит Богу о том, что остались еще те, кто предан Ему всей душой и чье сердце болит при виде разрушенного Иерусалима.

И далее во второй части 11-го стиха появляется информация, которая добавляет определенную интригу библейскому повествованию: «И благопоспеши рабу Твоему теперь, и введи его в милость у человека сего. Я был виночерпием у царя». Оказывается, Неемия занимал высокую должность при дворе. Иными словами, он имел определенное влияние на царя (пусть и ограниченное). Он не мог дать распоряжение восстановить стены Иерусалима, но у него был свободный доступ к тому, кто имел подобные полномочия.

Итак, перед нами встает логичный воп­рос: что Неемия, человек, скорбящий по поводу судьбы Иерусалима, собирается делать дальше? Итак, он не был другом царю и не мог между делом, подавая властителю вино, небрежно заявить: «Так что насчет разрешения о восстановлении Иерусалима? Может, быстренько его состряпаешь и заверишь личной печатью?» Думаю, что виночерпий мог говорить только тогда, когда его о чем-то спрашивали. И он всегда должен быть вежлив, услужлив, улыбчив…

Пять интересных наблюдений.

1. Неемия осознавал тот факт, что у него нет никакого плана.

«И я взял вино и подал царю, и, казалось, не был печален перед ним. Но царь сказал мне: отчего лице у тебя печально; ты не болен, этого нет, а верно печаль на сердце? Я сильно испугался». Неемия не знал, как ему поступить, потому испугался.

2. Неемия сильно испугался.

Он не знал, что предпринять, не знал, что ответить царю, потому что оказался перед лицом неизвестности. Неизвестность же, как правило, парализует человеческую инициативу.

Очень часто, когда мы стоим на пороге свершения великих дел, нам приходится делать первые шаги именно в неизвестность. Если ты решил осуществить какой-либо план и, перед тем как сделать первый шаг, хочешь иметь полную ясность в том, что ждет на пятом, десятом и даже сотом шаге, ты никогда и не тронешься с места. Многим из нас в детстве приходилось складывать пазлы. Представьте: вы берете в руки запечатанную коробку, открываете ее и высыпаете все пазлы на стол. Часть из них падает картинкой вверх, а часть переворачивается к нам картонной подложкой. Что мы делаем в первую очередь? Конечно же, переворачиваем все фрагменты рисунком вверх! Но, читая историю жизни Авраама, Моисея или Давида, понимаешь одно: когда Бог призывает их отправиться в совместное путешествие, очень многие фрагменты Его плана оказываются «повернутыми картоном вверх». Более того, Бог не собирается показывать этим Своим избранникам общую картинку, которая обычно размещена на коробке, т.е. сообщать о том, каков будет конечный результат.

Когда Неемия приближался к царю, как мне кажется, он смирился с тем фактом, что у него нет какого-либо плана. Более того, у него не было представления о том, как могла закончиться даже самая короткая беседа с царем.

В этой связи хочу задать вопрос: насколько сильно неизвестность парализует наши действия? Когда Бог призывает нас сделать шаг веры, часто ли мы отвечаем Ему отказом? Быть может, мы требуем, чтобы Он перевернул рисунком вверх как можно больше «пазликов»? Знаете, я скажу вам нечто очень важное. На деле мы часто боимся говорить Богу «нет». Наш разум ищет приемлемый выход, и выход, конечно же, находится. Мы начинаем в ответ на Божий призыв говорить другое слово – «позже». Это ведь уже не отказ, а вроде как законная возможность подумать над предложением, взвесить все «за» и «против». Но истина состоит в том, что, когда мы много раз говорим Богу «позже», это на деле означает «нет».

Итак, царь обращается к Неемии со словами: «отчего лице у тебя печально; ты не болен, этого нет, а верно печаль на сердце?» Вряд ли кто-то из подданных царя специально демонстрировал властителю кислую мину. Участь такого подданного незавидна: он может лишиться не только работы, но и головы. И вот что интересно: Неемия нашел силы рассказать об этом неблаговидном состоянии в своем повествовании...

Джон Берк