ГДЕ МОИ КОРНИ?
ГДЕ МОИ КОРНИ?
Просмотров: 458 | Голосов: 0 | Рейтинг: 0 |
-2 -1 0 +1 +2   
ГДЕ МОИ КОРНИ?

«Только полное осознание твоего покоя в Божьей любви может изменить твою сущность, но не борьба за попытки заслужить ее».

Джейк Колсен

Что вы помните из раннего детства? У меня практически нет собственных воспоминаний. По большей части они принадлежат маме, которая много рассказывала о прошлом. Поэтому раньше мне казалось, что я всегда была взрослой. Я рассматриваю фотоальбом: вот мои родители, вот брат, а это наш дом… Благодаря маме мое детство можно считать вполне счастливым. После работы она успевала и с хозяйством управиться, и с огородом. Тянула на женских плечах всю семью, включая мужа-алкоголика. И в развлечениях детям не отказывала: были поездки в цирк, зоопарк, на аттракционы…

Мне хотелось бы рассказать своим детям, как я пошла в первый класс, как проводила лето и дни рождения… Я была обычной девочкой, и если что-то отличало меня от непоседливых сверстников, так это стремление к уединению, желание погрузиться в собственный мир и никого туда не пускать. Я предпочитала чтение книг общению с друзьями. И комфортнее ощущала себя в поле среди цветов, чем на детской площадке. Там я часто спрашивала себя: «Где мои корни? Кто я такая и откуда?»

Почему-то память выделила из ряда событий следующие: мама читает детскую Библию на белорусском языке и произносит молитву «Отче наш». Мы называли себя православными, несколько раз в год ездили в церковь, праздновали Пасху… Ощущения не подводят меня: душа с детства тянулась к Богу. Хотя никто не говорил мне, что Господь – источник жизни и счастья, но маленькое сердечко чувствовало это. А вот фотокарточка, где я в школьной форме, восьмиклассница. Перед глазами возникает картина: стою на коленях перед иконой и прошу Бога помочь мне сдать экзамен. Никто не учил меня молиться, но я помню, как ночью, лежа в кровати, ждала возвращения отца с очередной пьянки и горячо просила Господа сохранить его: ведь на улице мороз и вьюга! Но вот гулкий стук входных дверей, знакомый скрип дивана, прерывистое отцовское дыхание… Спасибо, Господи! Теперь я могу спокойно заснуть…

Молилась Богу искренне, казалось, слова льются из самого сердца! В минуты, когда бродила в густых зарослях вокруг озера и восхищалась природой, созданной Творцом, была по-настоящему счастлива. Но молитва об избавлении папы от пагубной зависимости оставалась безответной. В какой-то момент во мне что-то надломилось… Наверное, это была детская вера. Как будто кто-то неосторожно распахнул занавеску и ворвавшаяся буря безжалостно расправилась с неокрепшим стебельком… О, если бы рядом был человек, который вдохновил бы меня ждать и надеяться...

Смотрю еще на одно фото и вспоминаю дождливый октябрьский день… Мама – на работе до позднего вечера. Отец вернулся с работы пьяный, завалился спать. Мы с братом тормошим его, так как пора кормить многочисленное хозяйство – кур, свиней, коз. Но папа отмахивается. Мне 10 лет, брату – 11. Мы идем по темному двору, утопаем в грязи, тащим тяжелые ведра, стараемся ничего не упустить... В моих глазах слезы обиды и горечи, но я не показываю их брату. Нам хочется, чтобы мама, вернувшись с работы, могла сразу лечь, а не хлопотать до ночи в хлеву. Я чувствую глубокую жалость к маме, к отцу, к брату… Жизнь кажется несправедливой.

Однажды мои детские чувства нашли выход. В который раз родители ссорились между собой, я растерянно слушала их, и вдруг… Все горе, накопившееся внутри, потоком вырвалось наружу и мгновенно вылилось в безудержную истерику. Папа с мамой остолбенели, разом затихнув. Я обвиняла отца в том, что он не любит нас. Я обращалась к нему, но на самом деле это был вопль к Небесному Отцу. После этого случая папа перестал пить.

Потом я вообще не обращалась к Богу. Но через несколько лет моя жизнь сильно изменилась. Гос­подь в очередной раз постучал в ожесточившееся сердце, и я открыла Ему дверь. В то время уже училась в университете. Знакомая студентка пригласила меня в евангельскую церковь. Я с радостью согласилась, ведь воспринимала церковь как театр или музей, и ожидания мои были соответствующие. Мне казалось, что посещение святого места поможет расширить кругозор и духовно обогатиться…
Личные познания заключались лишь в соблюдении неких негласных требований: я надела длинную юбку и повязала платок.

У меня не было колготок, и я украла их у хозяйки квартиры, где снимала комнату… Происходящие со мной перемены не укрылись от глаз близких и знакомых. Теперь я ходила не на дискотеки, а на богослужения, с парнями встречаться прекратила, начала читать Библию. Да я и сама была уверена, что стала другим человеком! Но со временем поняла, что играю в христианство, поскольку изменения касались только внешности и поведения. Сердце же оставалось прежним. Я не доверилась Богу, не поверила, что Он любит меня! Я украла маску благочестивой христианки, как когда-то украла колготки. Осознание горькой правды только усугубило недостатки моего характера: постоянное недовольство собой, раздражение по любому поводу и бесконечная гонка за праведностью… Но разве такой хотел меня видеть Бог? Разве Он не желал мне мира и покоя в Своих ласковых отцовских объятиях? Я чувствовала себя заблудшей, хотела быть рядом с Богом, но не знала, как найти к Нему дорогу. «Так где же мои корни? Кто я и откуда?» – эти воп­росы возникли вновь…

Через несколько лет я очутилась на больничной кровати, не имея возможности даже сидеть. Молодая и доселе исключительно здоровая девушка стала полностью зависимой от медицинского персонала. Мои гордость и самомнение рассыпались как песок: я чувствовала себя опустошенной и несчастной. И продолжала задавать Богу вопросы, но уже более конкретные: «Почему это случилось?» Я плакала и кричала, пытаясь выбраться из «долины смертной тени». И когда в бессилии опустилась на самое дно отчаяния, будто пелена спала с глаз. Оказывается, я так и не поняла природы Бога, Его сущности! Я хотела быть сильной и правильной, думала, что спасение смогу заслужить, и не сомневалась, что Господь оценит мое стремление к праведности и поставит «плюсик» на Небесах. Я так и не увидела в Боге нежного и любящего Отца, Которому не нужны мои медали и грамоты, Который любит безусловно; любит просто потому, что я – Его дочь.

Оказывается, мое начало, мои корни – в Божьей милости! Мое основание – это Его любовь и прощение! Наконец я успокоилась в нежных объятиях Небесного Отца… И стала без боязни просить Бога вернуть ВСЕ детские воспоминания, ведь теперь мне больше не нужно переживать за папу, страшиться скандалов и развода родителей. Я больше не буду бояться, я хочу идти к свету...

Р. S. Когда я, абсолютно здоровая, выписалась из больницы, сразу позвонила папе и попросила прощения за то, что называла его никчемным пьяницей. Знаю, что придет время, и я смогу сказать, как сильно его люблю…

Вика МАЛИКОВА