Мы хотим подарить тебе семью…
Мы хотим подарить тебе семью…
Просмотров: 1026 | Голосов: 2 | Рейтинг: 0 |
-2 -1 0 +1 +2   
Мы хотим подарить тебе семью…

«Мы так и сказали – хотим подарить тебе семью» – слова, которые более всего запомнились из интервью с семьей Боричевских. Оно готовилось к Международному дню молитвы о сиротах (в 2019 году – 10 ноября).

Согласно официальной статистике в 2018 году родители письменно отказались от 99 младенцев.
2324 ребенка остались без родителей. Подавляющее число детей-сирот и оставшихся без попечения родителей, выявленных в 2018 году (81,3%), направлялись для дальнейшего воспитания в замещающие семьи: опекунские, приемные, а также в детские дома семейного типа. Но только 439 детей обрели в Беларуси новых родителей…

Александр и Ирина Боричевские живут в деревне Купятичи Пинского района Брестской области.

Ирина: Наша история усыновления началась в 2017 году и всё это время сопровождается Божьей поддержкой. Но прежде я бы хотела рассказать о своем детстве и жизни, о том, что подтолкнуло меня к этому решению. Я родилась с больными ногами, мама много переживала и плакала по этому поводу, потому что прогнозы врачей были неутешительными. Вопреки всему я росла жизнерадостным ребёнком. Если бы не Господь, не знаю, как бы сложился мой жизненный сценарий. Когда мне было 6 лет, благодаря родственникам папы мы с мамой поверили в Бога. Я посещала воскресную школу и прославляла Творца в хоре. Этот дар передался мне по роду отца: все мои дяди имеют такой талант. Меня всегда сильно вдохновляло то, что, когда пою, я чувствую близкое присутствие Господа. Будучи старшеклассницей, с верующими молодыми людьми я посещала Дом ребёнка. Экономила свои карманные деньги, чтобы сделать для этих детей что-то доброе. Продолжая обучение в медучилище, старалась много свидетельствовать о Боге и прославляла Его пением. После окончания учебы я была свободна от распределения. Как раз в это время приезжие миссионеры собирали команду для служения в Сибири. Я ответила на Божий призыв и нашла верующую сестру во Христе, которая также захотела поехать. Два года мы много трудились в Кемерово, свидетельствуя о Боге в приютах и тюрьмах, а также окончили курсы учителей воскресной школы. В то время я уже начала молиться о будущем муже. Понимая, что имею физический недостаток, я не знала, сможет ли меня кто-нибудь полюбить по-настоящему. Тем не менее искренне молилась Богу и однажды пообещала Ему: «Если Ты мне дашь любящего мужа, детей и большой дом, то мы обязательно примем в свою семью детей-сирот, чтобы поделиться с ними Твоей любовью».

Когда я вернулась в Пинск, Бог привёл меня в миссию «Голгофа», руководителем которой был Валерий Байко. В своём городе я продолжала служить детям-сиротам и детям-инвалидам. Запомнился один случай. В одном из приютов после библейского урока ко мне подошли мальчик и девочка: «Тётя Ира, вы говорите, что Бог добрый и любит нас, но почему же тогда мы до сих пор тут? Почему других детей усыновляют, а нас – нет?» Это были дети с тяжёлыми судьбами и проблемным поведением, но Бог дал мне веру ответить им: «Давайте будем молиться об этом две недели!» Мы начали молиться, и я была уверена, что Бог силен ответить на их нужду! Оговоренный срок ещё не прошёл, как на одном из очередных уроков девочка мне сообщила: «Тетя Ира, теперь я точно знаю, что Бог есть и что Он любит меня! Меня забирают в семью!» Через пару дней я узнала, что мальчика, о котором мы молились, также принимают в семью верующих. Это было время, когда мы видели реальное Божье вмешательство в жизнь сирот. Многих из них верующие забирали в семьи – это нас вдохновляло! Мое желание служить детям, оставшимся без попечения родителей, становилось все сильнее.

В это время Бог привёл Сашу в автошколу, где инструктором по вождению был мой отец. Там же учился координатор миссии «Голгофа» Владимир Островский. Он и пригласил Сашу в офис миссии. Меня сразу покорили открытое сердце этого молодого человека, его простота и посвящение в служении Господу. В 2006 году мы с Сашей создали семью. В 2017-м у нас было уже 6 детей. Бог также дал нам большой дом. И тогда Господь напомнил мне об обещании, которое я давала Ему много лет назад. Я не была готова принять подобное решение, но молилась об этом и словно ждала какого-то толчка извне. И вскоре это случилось. Мы познакомились с христианкой Аллой Некрашевич, у которой было много детей, а также трое усыновлённых детей-инвалидов. Начали общаться, Алла часто бывала у нас в гостях. Пример её семьи сильно вдохновил меня и мужа. В моём сердце всё сильнее разгоралось желание исполнить то, что я пообещала Небесному Отцу. И я решила обсудить этот вопрос с мужем.

Александр: Жена рассказала мне о желании, которое родилось в её сердце. Я был не против усыновления. Но при этом не хотел полагаться лишь на эмоции и принимать решение, основываясь только на личных переживаниях. Я понимал: если пойдем по этому пути, то должны быть готовы к тому, чтобы идти до конца. Мы начали вместе молиться о том, чтобы Господь дал нам веру преодолеть все трудности и препятствия, с которыми можем столк­нуться в этом вопросе, а также послал Свое Слово, которое даст нам силы исполнить задуманное. Прошёл год. Наше желание взять в свою семью ребенка окрепло и переросло в решение.

Ирина: Мы начали предпринимать пошаговые действия. Отдел образования, медицинская комиссия, занятия с психологом… Из-за проблем со здоровьем я сильно волновалась, что не пройду мед­комиссию, но результаты обследования были неплохие, и Бог помог нам пройти этот этап.

Хватало и разных формальных препятствий: недостаточный уровень доходов и количество метров жилплощади на каждого члена семьи. Но у нас был ответ: «Мы будем двигаться дальше. Мы попробуем!» В местном органе опеки нам оформили все необходимые документы, и мы поехали в Брест. Мы уже тогда просматривали данные детей в базе Центра усыновления, и мне из всех мальчиков лег на сердце именно Стефан. Меня глубоко затронул его взгляд: хотелось узнать историю этого ребенка, состояние его здоровья, помимо кратких сведений об отставании в развитии. Более полную информацию мы могли получить в гомельском Доме ребёнка, где на тот момент находился Стефан.

Из разговора с врачом мы узнали о проблемах ребенка со зрением, сердцем и слухом. Стефан постоянно носил слуховой аппарат. Конечно, мы очень хотели увидеть мальчика! После встречи у нас с мужем не осталось никаких сомнений в том, что Стефан – это тот ребёнок, которого мы хотим взять в семью! Но тут нам сообщили, что у него есть младший братик, Яша, и его состояние здоровья еще более плачевное: гидроцефалия, мальчик не разговаривает и плохо ходит. Его рот был оборван из-за регулярных астматических приступов, и, чтобы их избежать, необходимо было постоянно пользоваться гормональными препаратами!

Теперь мы владели полной картиной, и у нас было всего 10 минут для принятия решения. Мы сидели на диванчике в холле, и у меня закрался страх по поводу Яши: «Справлюсь ли? Могу ли взять ответственность за его жизнь?» Имея медицинское образование, я осознавала, какой уход необходим ребёнку с таким состоянием здоровья. Муж уверенно сказал: «Мы должны принять в нашу семью не одну жизнь, а две! Мы сможем это сделать!» Меня наполнила великая Божья любовь, которая не оставила места страху.

Мы вернулись в ординаторскую, где была целая комиссия врачей и заведующая отделением. Все ожидали услышать отрицательный ответ, и после наших слов «Да, мы хотим взять этих детей!» в кабинете повисла тишина...

О том, как дальше развивались события, вы сможете узнать из бумажной либо электронной версии нашего журнала.