Человек, сумевший подняться.
Человек, сумевший подняться.
Просмотров: 1536 | Голосов: 3 | Рейтинг: 2 |
-2 -1 0 +1 +2   

Человек, сумевший подняться.

Большая часть новостной информации, которую мы получаем через телевизор, газеты и Интернет – это хроника разрушения социума и окружающей среды (войны, различные проявления насилия, природные и техногенные катастрофы), летопись морального падения и духовной деградации человека (криминал, политические скандалы; личная жизнь "звёзд", подсмотренная в замочную скважину). СМИ, однако, лишь поставляют на информационный рынок ту продукцию, которая имеет спрос. Вполне естественный интерес широкой публики к негативным явлениям имеет простое объяснение. Наблюдая со стороны за чьим-то моральным падением, чей-то духовной деградацией, можно тешить себя мыслью, что «А я вот не такой! Я – лучше!» и таким образом расти в собственных глазах, не прилагая никаких усилий к самосовершенствованию. Или же оправдывать собственную лень несовершенством мира. А вот сравнивая себя с человеком, который низко пал, но нашел с Божьей помощью силы встать на ноги, возродиться к новой жизни, не всегда можешь быть уверен, что, случись беда, ты сумел бы, как он, подняться после удара судьбы. Чужое превосходство в данном случае может даже раздражать и вызывать зависть.

Александр, герой этой публикации – человек, сумевший подняться. История его жизни свидетельствует о том, что Бог не оставляет человека, даже если человек сам поставил на себе крест. Бог всегда дает шанс, нужно лишь суметь им воспользоваться. Александр сумел.

Он член церкви "Христианская надежда". Живет на окраине города в общежитии. Я видел немало общежитий. И во всех, независимо от качества планировки и уровня комфорта, чувствуется, что люди поселились здесь временно и съедут при первой же возможности – а значит, незачем это пространство всерьёз обживать, незачем разводить здесь всякую красоту. Однако, в своей крошечной комнате Татьяна и Александр создали максимально возможный в этих условиях уют. Мне подумалось, что коль они сумели обжить эти холодные стены, то наверно очень соскучились по теплу. Когда места мало, приходиться заполнять пространство лишь самым необходимым. Видно, что в комнате живут люди занятые. Есть компьютер. А вот обеденного стола нет – как-то обходятся без этого атрибута комфорта. Для чая Татьяна сервирует табуретку.

Не знаю, как начать разговор с Александром. Ведь надо спрашивать о том, что большинство людей предпочли бы забыть как страшный сон. Но, похоже, у Александра есть способность чувствовать психологическое состояние собеседника. Он берет на себя инициативу разговора. О пережитом говорит спокойно, словно это было не с ним.

Сейчас Александру 40 лет. Он родился в Казахстане. В 17 лет приехал в Беларусь и поступил в политехнический институт в Минске. В Советском Союзе диплом ВУЗа давал право занимать руководящую должность, а, значит, получать высокую (по советским меркам) зарплату. Но в середине 80-х (начало "перестройки") правительство разрешило кооперативы. Александр оставляет учебу и уходит в бизнес. Работает весьма успешно. Через пять лет под его началом фирма – цеха по производству верхней одежды, торговые точки, где эта продукция реализуется. Позже он находит себе еще более прибыльный бизнес. Это торговля продовольственными товарами и, в частности, всем необходимым сахаром.

С большими деньгами пришли в жизнь Александра и серьезные проблемы. Деньги – это наркотик. Их нужно все больше и больше. Они создают иллюзию вседозволенности. От больших денег может "сорвать крышу". Трудно проследить, где та грань, за которой деньги уже становятся "нетрудовым доходом", не являются заработанными честно. До поры, до времени у моего собеседника получалось зарабатывать, не вступая в конфликт с совестью и законом. Но однажды он оказался в сложной ситуации. Александр взял в долг крупную сумму в долларах, перевел доллары в рубли, а рубли пустил в оборот. Когда же пришло время долг отдавать, курс доллара подскочил почти в два раза. Фактически Александру нужно было отдавать сумму вдвое большую, чем брал. Таких денег на руках у него не было. Чтобы погасить долг пришлось совершить мошенничество. И это был лишь первый стресс в ряду многих. Со временем денежные операции на грани и за гранью фола стали для Александра довольно привычными. Он пристрастился снимать стрессы алкоголем. Сперва пил после работы. Затем получилось как в известной поговорке, «Если работа мешает пьянке, так ну ее эту работу». Он уже мог забыть, что обещал; не выполнить подписанный договор, подвести партнеров. Зная о его пагубном пристрастии, с ним уже никто не хотел иметь дело. И однажды Александр оказался на улице. Без денег, без работы, без семьи, без документов. Жена, отношения с которой строились не столько на эмоциональной, сколько на материальной основе, не пожелала посвящать свою жизнь заботе о деградирующей личности.

Друзья пытались помочь ему материально, устроить на лечение. Но их усилия были напрасными. Александр хоть и представлял себе достаточно ясно, что его ждет, если он не бросит пить, ничего не мог с собой поделать – словно уже не принадлежал самому себе. Его обиталищем стал подвал одного из домов в районе универсама «Рига». Круг общения – такие же, как он, бомжи. Казалось, что это конец всего.

Неожиданно для этих обитателей «дна жизни» забрезжил рассвет. Живущая поблизости женщина-христианка, член одной из протестантских общин, взялась опекать местных бомжей, нести им слово Божье. Ее квартира была домашней церковью, где регулярно проходили собрания. На одно из них попал Александр. Он не может объяснить, почему вдруг решил придти на служение. Говорит, что пригнать его туда мог холод. В подвале было зябко, хотелось отогреться. Но неожиданно для себя на квартире Ирины Георгиевны (так звали хозяйку) согрелось не только тело, но и душа.

По словам Александра, самое страшное в положении бомжа – это осознание того, что ты никому не нужен. Умрет такой бедолага – никто и не заметит, что его не стало. А здесь незнакомые люди молились за бомжа, принесшего с собой в чистую квартиру запахи подвала. За хронического алкоголика, то и дело отхлебывающего из прихваченной с собой пластмассовой бутылки якобы кока-колу, а в действительности дешевое вино. Александра такое отношение потрясло. То посещение домашней церкви было для Александра знаменательно и тем, что он впервые увидел свою будущую жену. Скажи Татьяне тогда, что за этого человека ей придется выйти замуж, женщина бы непременно взмолилась: «Боже, за что такое наказание?!»

Та домашняя церковь положила начало возрождения Александра к новой жизни. Потом был реабилитационный центр для алкоголиков при церкви «Христианская надежда». Дважды Александр готовился отправиться туда, и оба раза в последний момент отказывался. Словно какая-то сила удерживала его от этого важного шага. Александр говорит, что и в третий раз, придя на место сбора, откуда шла машина в центр, вновь хотел повернуть назад, но... подвернул ногу и не мог идти. Таким вот образом Бог помог сделать правильный выбор. В центр Александр ехал с мыслью: «Подлечу ногу и уйду...» Но там с ним начало происходить нечто такое, что заставляло поверить в чудо. В первый день у Александра пропала охота пить и курить. Словно этих пагубных привычек никогда и не было. И еще в тот же день из его речи исчезли матерные слова. Характеризуя свое состояние в первые две недели пребывания в центре, Александр говорит: «Как в тумане». А потом он начал явственно слышать Бога, который стал отвечать на его молитвы. После трех месяцев Александр решил, что может уже возвращаться в мир. И вновь вмешался Бог, удержав его от необдуманного поступка. «Я сидел с закрытыми глазами и думал о том, что вот сейчас уйду, – рассказывает Александр. – Открываю глаза и вижу прямо перед собой реабилитанта, который ушел раньше времени, без благословения, а сейчас вернулся. Грязный, оборванный, осунувшийся. Подумалось: вот и со мной то же самое может случиться, если сейчас уйду. Это мне был знак от Бога».

Крещение Александр принял в церкви «Христианская надежда», а Бог продолжал его благословлять. По возвращении из центра Александру представилась возможность получить работу, на которой платили 300 долларов. Но для начала ему нужно было восстановить утерянные документы. И вот идет он по улице мимо дома-интерната для инвалидов и вдруг слышит голос: «Ты должен работать здесь санитаром». «У меня уже есть работа!» – пытается возразить Александр. «Устраивайся сюда» – повторяет этот голос. Поскольку это была не та работа, о которой мечтал, Александр решил поставить Богу условие: «Пойду! Если документы мне восстановят… за две недели». Между тем, такая процедура обычно занимает несколько месяцев. Но в данном случае все словно сговорились ему помогать. Везде Александр проходил без очереди. Был даже случай, когда он даже сам повез свои бумаги из одного учреждения в другое, хотя служебная инструкция запрещает их на руки выдавать. Документы были сделаны за неделю. Сомнений быть не могло: Бог хотел, чтобы Александр обслуживал инвалидов. Чтобы эта работа стала для него служением.

Зарплата составляла не триста, а всего 70-75 долларов. Странно, но этого мизера на жизнь вполне хватало – и на квартиру, и на еду. Бывало, что Александр работал за троих – тогда и денег было больше. Временами был занят так, что в интернате проводил сутки напролет. Там же и жил.

Вновь с Татьяной он встретился в церкви «Христианская надежда». Его знаки внимания женщина принимала сдержанно. Александр был старше ее на 11 лет. К тому же, хоть они уже и были братом и сестрой во Христе, перед ее взором нет-нет да и появлялся образ бомжа из подвала. Это заставляло ее держать дистанцию. У Татьяны тоже были свои проблемы, в частности, неустроенность личной жизни. Дальше случилось вот что. Татьяне нужно было потренироваться в вождении перед сдачей экзамена на права. У Александра к этому времени уже была машина. Женщина обратилась к брату во Христе за помощью, а тот с радостью откликнулся. Во время поездки он вел себя очень корректно, но Татьяна поняла, что Александру не безразлична. Потому сказала прямо: «Ухажеры мне не нужны. Нужен муж». «Так вот он я!» – ответил Александр. Не зная, что ответить, Татьяна раскрыла Библию. Она привыкла искать в ней ответы на все вопросы. «Господи, – размышляла и молилась она тогда, – сделай так, чтобы я не прошла мимо того, что мне предназначено. Чтобы поняла: это – мое». Через три дня Татьяна и Александр решили пожениться.

С момента бракосочетания прошел почти год. Александр работает водителем, развозит по магазинам самый что ни есть христианский продукт – хлеб. У Татьяны тоже есть работа. Она бухгалтер. Александр считает, что человек, которому помогли подняться, должен помогать подниматься другим. На своей машине он возит обеды бомжам, обитающим на городской свалке. Он понимает этих людей лучше, чем кто-либо.

...Прощаюсь. Александр предлагает подвести меня до метро. Когда мы проезжаем мимо цветочных киосков, он вспоминает, как однажды подъехал на крутом джипе, принадлежащем реабилитационному центру, к таким же киоскам, чтобы купить Татьяне цветы. Продавцы, которые помнили Александра-бомжа, были удивлены (нет, потрясены!) его новым имиджем. Рассказывая это, Александр понимает, что ему помог Господь, и счастливо улыбается.

Петр ВАСИЛЕВСКИЙ