Епископ Леонид БИРЮК: «Взаимоотношения между Церковью и государством по-прежнему не отрегулированы»
Епископ Леонид БИРЮК: «Взаимоотношения между Церковью и государством по-прежнему не отрегулированы»
Просмотров: 1729 | Голосов: 1 | Рейтинг: 1 |
-2 -1 0 +1 +2   

 Суждения нашего сегодняшнего гостя иногда резки, иногда очень смелы, но всегда интересны. Он не стесняется высказывать мысли, с которыми, возможно, кто-то поспорит. Но именно поэтому диалог с ним доставляет удовольствие. Он, несомненно, весьма образован, обладая одновременно духовностью и чутьем аналитика. Он был в числе первых белорусских студентов, получивших в свое время духовное образование в Хорватской духовной семинарии. Магистр богословия, он известен как редактор более 70 богословских книг, а также как главный редактор журнала «Духовные источники». Журналистскую работу успешно совмещает с переводческой, а также со служением пастора в одной из минских церквей. В течение 10 лет возглавлял Международный отдел Союза ХВЕ в РБ. Уже несколько месяцев наш собеседник является епископом Объединенной Церкви ХВЕ РБ по Минску и Минской области. Своими мыслями о толерантности, роли христианских СМИ, религиозном образовании и взаимоотношениях Церкви и государства Леонид БИРЮК сегодня делится с читателями журнала «Благодать».

Епископ Леонид БИРЮК: «Взаимоотношения между Церковью и государством по-прежнему не отрегулированы»

    Беседовал Марат КАЧКАРОВ

    – С момента Вашего вступления в должность епископа Объединения ХВЕ в Минске и области прошло несколько месяцев. Вы уже определились, как чувствуете себя в новом качестве?

    – Одно могу сказать наверняка: с первого же дня прочувствовал, что служение епископа – огромная ответственность. Что касается избрания меня на этот пост, то оно, конечно же, не стало для меня неожиданностью: Бог говорил мне об этом несколько раз посредством различных проявлений духовных дарований. Мне оставалось лишь готовить себя к этой работе, не форсируя события, но и не запаздывая с какими-то действиями, связанными с будущим служением.

    Могу сказать, что благодаря всему этому я очень ясно вижу задачи, ради решения которых поставлен на этот ответственный пост. Я вижу свое служение не столько в управлении церквями, сколько в создании оптимальных условий для их развития.

    – Начало года – это всегда время извлечения уроков из событий года минувшего и построение планов на год грядущий. Какие, на Ваш взгляд, основные события 2007-го года определят лицо Объединенной Церкви ХВЕ в РБ в 2008-м?

    – В самом прямом смысле (если иметь в виду представительские моменты) лицо нашего объединения определит перерегистрация названия. Дело в том, что в прошлом году перестал официально существовать Союз ХВЕ в РБ, но появилась на свет новая структура: Объединенная Церковь ХВЕ в РБ.

    Лично я считаю, что значение этого события многим еще предстоит осознать. Ведь речь идет не о простой смене вывески, а о том, что нашему братству действительно как воздух нужно единство. И хотя мы представляем сегодня собой единство не всегда совпадающих форм поклонения Богу, всем нам еще нужно пройти определенный путь как до истинного единения наших сердец, так и до единства на всех уровнях управления внутри объединения.

    – Вашей должности областного епископа предшествовала не только пасторский труд в столичной церкви «Вифания», но и 10-летний опыт работы в качестве руководителя Международного отдела Союза ХВЕ в РБ. Как человек, совершивший массу поездок по странам ближнего и дальнего зарубежья, какие особенности духовного состояния белорусов Вы могли бы выделить?

    – Раз за разом в средствах массовой информации, и особенно в выступлениях политиков, звучит заезженное утверждение, что белорусы – толерантная нация. Я не оспариваю тот факт, что белорусы, наверное, были толерантной нацией. Любой историк, и просто любитель истории Беларуси, согласится с этим.

    Но когда мы говорим о толерантности, нам нужно определиться в понятиях. Лично я, говоря о толерантности, включаю в него не только сферу религиозных верований, хотя именно они являются индикатором толерантности общества. Поэтому я предлагаю взглянуть правде в глаза и согласиться с тем, что толерантность белорусов, к великому прискорбию, выхолощена годами атеизма. Обратите внимание: даже верующие люди внутри евангельского течения просто не умеют разговаривать друг с другом, не говоря уже о людях диаметрально противоположных религиозных воззрений.

    Вот это, на мой взгляд, и отличает белорусов: мы не ведем религиозных войн, но и понять собеседника другого вероисповедания тоже не стремимся.

    – Вы уже долгие годы являетесь главным редактором журнала «Духовные источники», и с работой журналиста знакомы не понаслышке. Какими Вам видятся основные функции христианских СМИ по сравнению со светскими, и насколько успешно, на Ваш взгляд, они выполняются?

    – Прежде всего, хочу сказать, что христианские СМИ по моему глубокому убеждению должны освещать не только духовные темы, но и, в равной степени, все сферы жизни нашего общества, включая те, которые на первый взгляд кажутся далекими от чисто духовной тематики. Крайне необходимо отображать христианскую точку зрения абсолютно на все, что происходит в нашем обществе.

    Ну а пока… Пока существующие издания стараются объять необъятное – быть «ведомственными» и одновременно претендовать на самого широкого читателя, в том числе светского. Я, конечно, не имею в виду, что эта категория читателя должна оставаться для христианских СМИ за кадром, но, по-видимому, для ее достижения нужно внести какие-то коррективы в подходе к самому процессу работы и управления христианскими СМИ. Очевидно, что нам не хватает большей самостоятельности, причем речь идет как о вопросах взаимоотношений издания и учредителя, так и о вопросах жанровой политики и языка издания. Я бы говорил о придании христианским изданиям большей динамики в подаче материалов, о приглашении в качестве спикеров людей, более известных широкой аудитории, а также о более плотном сотрудничестве христианских СМИ и светских изданий и информагентств.

    Думаю, что не скажу ничего нового, если отмечу, что пока Церковь не начнет вкладывать средства в христианскую печать и, соответственно, иметь множество изданий ориентированных на конкретных читателей, говорить о сколько-нибудь заметном влиянии на общество и даже саму Церковь преждевременно.

    – 3 июня прошлого года на территории столичной церкви «Благодать» состоялась общегородская молитва-протест евангельских христиан различных деноминаций. Более 4-х тысяч человек отреагировали таким образом на несовершенство отдельных статей Закона РБ «О свободе совести и религиозных организациях». Хотелось бы выяснить Ваш взгляд на взаимоотношения Церкви и государства, а также Ваше мнение о степени вовлеченности Церкви в политический процесс.

    – Совершенно очевидно, что взаимоотношения между Церковью и государством по-прежнему не отрегулированы. Как нельзя более наглядно это демонстрируется хотя бы тем, что название государственного органа по делам религий за последние годы менялось несколько раз. Это, несомненно, говорит об отсутствии у государственной власти четко выработанной позиции своего отношения к Церкви. Отсюда и несовершенство Закона «О свободе совести», который не писался с учетом будущего, а стал ответом на ситуацию на момент написания и принятия Закона. Причем, ситуацию глазами государства.

    Мой ответ был бы однобоким, если бы я не сказал и того, что подчас Церковь также не понимает до конца функцию государства. Возможно, это связано с репрессивными мерами, которые принимало в прошлом государство в отношении Церкви, но факт остается фактом: непонимание (и, самое главное, – нежелание понять) у этих структур взаимное. Я уверен, что Церкви также нужно учиться не смотреть свысока на государственную власть, а уважать ее. В конце концов, в обоих аппаратах представлены абсолютно адекватные и умные люди, которые в союзе руг с другом смогли бы сделать для своей страны несравненно больше.

    Что касается собственно политики, то она, на мой взгляд, не должна являться сферой церковной деятельности. Здесь более уместно говорить о влиянии, нежели о прямом вовлечении.

    – Существует мнение, что непонимание между евангельскими деноминациями и государством зачастую вызвано отсутствием сколько-нибудь четкой социальной доктрины белорусских представителей протестантской конфессии. Предпринимаются ли какие-то шаги в этом направлении? Насколько они, на Ваш взгляд, вообще необходимы?

    – Отвечу вопросом на вопрос: а готово ли государство выслушать Церковь, в частности, ее социальную доктрину? Это, конечно же, не значит, что нужно перестать высказываться. Конечно, нельзя ожидать, что государство начнет нас упрашивать озвучить наше отношение по тому или иному предмету. Но планка наших подходов как раз и не должна диктоваться отношением государства к Церкви. Совсем наоборот: ее нужно устанавливать в соответствии с отношением Церкви (точнее, Библии) к обществу и государству.

    Мы сегодня часто сталкиваемся с мнением, распространенным в церковных кругах, о том, что принятие социальной доктрины – действие бездуховное. Я с такими высказываниями не согласен и считаю, что она должна быть принята. Это сделает Церковь более открытой, а также позволит высказывать нашу общую позицию по многим вопросам, что само по себе является признаком вовлеченности и влияния.

    – Тема религии в последние годы плотно вошла в список тем, освещаемых ведущими российскими изданиями. В достаточной ли мере, на Ваш взгляд, вопросы Церкви обсуждаются в белорусской прессе? Насколько освещение этой тематики в состоянии способствовать установлению диалога между обществом и христианскими конфессиями?

    – Как я уже говорил, отсутствие настоящей толерантности в обществе неизбежно приводит к конфронтации различных религиозных верований, что в свою очередь провоцирует однобокость освещения СМИ религиозной тематики в целом, и христианской – в частности. На мой взгляд, белорусская пресса сделала непростительно мало для того, чтобы показать весь спектр существующего христианства в Беларуси. То, что публикуется, я бы сравнил с диалогом между двумя людьми, у одного из которых заклеен пластырем рот. Отдельная тема –тенденциозность в подаче информации. Бывает очень жаль действительно талантливых журналистов, которые в угоду амбициям начальства опускаются до прямой подтасовки фактов и даже лжи. Вряд ли это повышает их квалификацию или даже поддерживает достигнутый ими уровень профессионализма. Нельзя не отметить и тот факт, что многие журналисты, несмотря на то, что пишут на религиозные темы (а иногда даже и имеют за это какие-то грамоты), просто безграмотны в вопросах религии, если не сказать больше – невежественны.

    – Весь прошлый год в соседней России бурно обсуждался вопрос религиозного воспитания в светских учебных заведениях. Что Вы, как человек несомненно высокообразованный, думаете о целесообразности введения религиозного воспитания для детей-представителей различных религиозных течений?

    – При нынешнем состоянии нашего общества я бы не стал причислять себя к сторонникам религиозного воспитания в светских учебных заведениях. Очевидно, что в данном случае обучение может свестись к превосходству или даже насильственному насаждению взглядов одной или двух конфессий. К тому же, такие вопросы требуют всестороннего рассмотрения и обсуждения на всех уровнях. Видимо, попытка такого обсуждения и имеет место в российских СМИ. С одной стороны, это огромный шаг вперед: ведь, как известно, никто ничего не обсуждал в прессе, когда искореняли религиозное образование. С другой – очень важно, чтобы эти дискуссии не были ширмой, за которой по-прежнему прячут принцип «мы подумали, и я решил». Именно от наличия этого принципа в системе управления обществом, а даже не от обсуждения в прессе, зависит удача вообще любого начинания, а не только религиозного воспитания в светских учебных заведениях.

    – Что бы Вы пожелали нашим читателям в наступившем году?

    – И в этом году, и во всех последующих хочется пожелать всем реализации себя как личности и реализации планов, возложенных на нас Богом. Хочется пожелать не напускной, а самой что ни на есть истинной толерантности, которая наконец-то сделает возможным полноценный диалог с обществом и друг с другом. Ну и, конечно, – находить правильные слова, которые не отдаляли бы вас от собеседника, а, наоборот, сближали и демонстрировали заинтересованность друг в друге.