Нож и крест
Нож и крест
Просмотров: 1518 | Голосов: 3 | Рейтинг: 2 |
-2 -1 0 +1 +2   

(Рубрика: «В Его руке» Стр. 28-30)

 

Нож и крест

Марианна Курышева

 

История жизни Сергея Смирнова – еще одно ярчайшее свидетельство спасительной силы креста Христова. Креста, который вновь и вновь оказывается сильнее губительной силы ножа…

…Каким образом нож оказался в сердце Сергея по самую рукоятку, он не помнит. Будучи “навеселе”, парень всего лишь взял нож в руку, приставил к своей груди, пытаясь доказать что-то другу, также изрядно подпившему… Мгновение спустя в шоковом состоянии Сергей достал нож из страшной раны. Кровь забила фонтаном... Парень едва успел зажать рану пиджаком, попросить вызвать “скорую” и лечь на кухонный пол, как потерял сознание… О том, что случилось дальше, Сергей не может говорить без содрогания и сегодня, спустя семнадцать с половиной лет…

…Пить и курить я начал еще в школе. А поступив в минское строительное училище, уже редко возвращался домой трезвым… Примерно года за два до того жуткого момента, когда оказался на операционном столе с ножевым ранением в сердце, меня начала преследовать одна и та же мрачная картина: я видел себя в гробу и пугался до смерти. Это может показаться странным, но в то же самое время меня часто посещали мысли, что я не умру, а буду жить вечно. Дело в том, что мои дед и тетя были верующими и постоянно молились за меня. Дед неоднократно говорил мне о Боге, рассказывал истории из Библии, но я лишь недовольно отмахивался, желая жить только своим умом.

И вот наступило 18 декабря 1989 года. Видимо, в этот день Бог решил подвести черту моей разгульной жизни. Нет, совершать самоубийство на глазах у друга я не собирался. И все же мне почти удалось сделать это… Я и сегодня не понимаю, зачем тогда пырнул себя ножом. Как потом оказалось, я разрезал очень важные органы: левый сердечный желудочек и артерию. Помню, сказал другу, что пришел мой конец. В ожидании “скорой” я то приходил в себя, то снова терял сознание. В минуты просветления мне как будто слышался голос, говоривший, что я все равно не умру. Только став верующим, я понял, что в тот ужасный момент Бог был со мной рядом…

“Скорая” отвезла меня в больницу. Было десять часов вечера. Я лежал на алюминиевых носилках в луже крови и трясся от холода, уже совершенно трезвый. Меня положили на операционный стол и связали руки ремнями. Поскольку я поступил в больницу в состоянии алкогольного опьянения, обезболивающий укол делать не стали: наркоз бы меня все равно не “взял”. Чтобы добраться до сердца, хирурги начали “на живую” пилить ребра и протыкать легкие, откачивая жидкость. От невыносимой боли я пять раз рвал ремни на руках. Потом меня привязали к столу целым мотком бинта, но я разорвал и его…

После операции повезли меня в рентген-кабинет. Врач-рентгенолог почему-то сказала медсестрам-практиканткам поднять и прислонить меня, едва живого, к аппарату, хотя с такой раной это противопоказано. Я услышал: “Вздохните!” Хотя дыхание причиняло неимоверные страдания, я набрал побольше воздуха и выдохнул из последних сил. И тут же почувствовал, как во мне что-то хрустнуло, а глаза от дикой боли и ужаса чуть не вылезли из орбит…

Видимо, все, что случилось дальше, было предначертано свыше. Спустя мгновение у меня как будто открылись еще одни глаза, духовные, о существовании которых я даже не подозревал. И я увидел себя в совершенно другом месте…

***

Я находился под землей, явно ощущая запах сырости. Как по волшебству из памяти стерлись все воспоминания о прошлом. В сознании мелькнула мысль: “Вот до чего ты докатился, теперь тебе придется провести здесь всю вечность”. Ранее я совершенно не задумывался о том, что же такое вечность. Но тут я это понял.

Вокруг были сумерки. Я оказался на выступе стены, которая возвышалась передо мной на метров тридцать и бесконечно далеко тянулась в обе стороны. За спиной я явно ощущал бездну, и потому не осмеливался оглянуться, чтобы не сорваться в нее. Пришло понимание: что из этого жуткого места не выбраться... Меня охватил дикий страх, ледяной холод буквально парализовал сознание. Ноги стали ватными, я лег на спину и посмотрел вверх. Там, где заканчивалась стена, я различил слабый свет. И тут появилась мысль: а не попытаться ли вылезти отсюда? Я начал подниматься по стене. Но, едва взобравшись метра на три-четыре, почувствовал, как земля начала выскальзывать из рук, и я упал.

Постепенно я начал смиряться с тем, что отсюда мне уже не выбраться, и вдруг осознал, что заслужил свое теперешнее местопребывание, потому что жил очень плохо…

А потом снова как будто почувствовал, как кто-то дает мне понять: я еще жив, могу шевелиться, могу встать, а значит, могу снова попытаться вскарабкаться по стене. Поднимаясь во второй раз, я пальцами выковыривал землю; от этого ногти начали выворачиваться, показалось мясо, но крови, как ни странно, не было. Чтобы превозмочь боль, я сжал зубы так сильно, что те начали крошиться… Однако и вторая попытка выбраться из западни закончилась провалом: я снова упал на спину, понимая, что шансы на спасение еще есть. Но сил у меня больше не было.

…Так я четырежды взбирался по отвесной стене и четырежды срывался… Потом я очень долго лежал, полностью обессиленный, но мысль о новой попытке не покидала меня.

В пятый раз я собирался с духом очень долго: колени и пальцы на ногах и руках были стерты до костей, раны ужасно саднили… Но я полез и каким-то чудом добрался до самого верха… Когда до края обрыва оставалось не больше локтя, я снова почувствовал, как земля начала выскальзывать из рук. Но тут мне подумалось, что сверху должна расти трава. Я резко забросил руку и крепко уцепился за жесткий дерн, едва дыша. Я понимал: если сейчас не выберусь, сорвусь снова. Это был последний шанс. С огромным трудом я закинул наверх вторую руку. Затем одну ногу, вторую...

…Я лег на край обрыва и вдруг увидел над собой прекрасное синее небо. Впервые в жизни я задумался о том, насколько же оно великолепно и величественно! Я наслаждался солнечным светом, яркими цветами, их восхитительным, неземным ароматом, остро ощущая разницу между этой красотой и той страшной ямой, откуда только что выкарабкался по милости Божьей. Мои глаза широко раскрылись от удивления, счастья и восторга…

И вдруг снова как будто раскрылись мои физические глаза. Я увидел синий свет кварцевой лампы, почувствовал неимоверную усталость в руках от бесконечного подъема на стену, боль в коленях. Потом резко заболела грудь, казалось, меня переехал трактор. Я еле-еле дышал и страшно хотел пить… Я понял, что вернулся к жизни…

Как узнал позже, пять дней я был без сознания, жизнь тела поддерживали аппараты.

***

Очень долгое время я не мог избавиться от гнетущих воспоминаний... Выписавшись из больницы, я начал бороться с самим собой – что-то подсказывало: я должен в корне изменить образ жизни, но вся моя греховная природа противилась этому.

После трагедии работа сердца полностью нарушилась. По нескольку раз в год я попадал в больницу. При себе приходилось постоянно держать шприц с лекарством, чтобы уколоться, когда становилось совсем плохо. Нередко даже чувствовал, как сердце замирало, останавливалось на несколько секунд, а потом начинало биться со страшной скоростью. В глазах темнело, я падал без сил... Так из молодого, здорового парня я превратился в немощного инвалида. Постепенно я смирился со своим тяжелым состоянием, чувствуя себя кем-то наподобие живого трупа.

Через год после случившегося я познакомился с девушкой, женился, но семейная жизнь не сложилась. Наши отношения не спасло и рождение долгожданной дочери. Представьте, как я обрадовался, когда узнал, что стану отцом! Ведь врачи намекали, что детей мне иметь не удастся! Мы были вынуждены развестись, хотя я очень сожалел, что приходится расстаться с дочерью.

***

Начался 1992 год... К тому времени я полностью разочаровался в жизни, прекратил всяческие попытки построить земное счастье и решил бежать из Минска, куда глаза глядят. Приехал на железнодорожный вокзал, взял билет на поезд в один конец... Так я оказался в городе Оше, на границе Киргизии и Узбекистана. Еще перед отъездом я пошел в православную церковь и покрестился, начал носить крест. Думаю, это, полуосознанное, обращение к Богу и спасло меня от того ада, в котором я вскоре очутился…

В Средней Азии я занялся наркотиками, перевозил “зелье” из Узбекистана в Россию. И вот месяцев через девять я снова оказался на волосок от гибели. Российские клиенты приставили мне нож к горлу и заряженный пистолет к голове… Я знал слишком много об этих людях. Оставлять меня в живых было для них делом рискованным. И снова я выкарабкался только благодаря безграничной Божьей милости, сказав, что в следующий раз привезу не два килограмма “наркоты”, как обычно, а два с половиной. Те так обрадовались, что даже подвезли меня до вокзала.

Понимая, что меня “достанут” и в Киргизии, я заказал на местном рынке хороший нож, готовясь дорого продать свою жизнь… Помню, как сел на кровать и начал думать о скорой смерти. И тут вдруг вспомнил о дочери. Если меня не станет, дочка так никогда и не увидит своего отца! Эта мысль вселила в меня надежду, и я предпринял еще одну попытку выжить. На этот раз пришлось спасаться бегством. Оставив все – дом, машину и сбережения, я удрал в Ташкент, а оттуда поездом добрался до Москвы. Еще на полпути у меня закончились деньги и страшно хотелось есть. Я просто не представлял, как попаду в Минск. Но и здесь Бог не оставил меня.

На вокзале я обратил внимание на женщину и парня, видимо, ее сына. Обычно я с трудом заговаривал с незнакомыми людьми, но тут вдруг мне захотелось подойти к ним. Как выяснилось, они бежали из Таджикистана, где в то время начались военные действия, и тоже направлялись в Беларусь. Я рассказал, что хочу попасть в Минск, но совершенно не имею денег на билет. К моему величайшему удивлению, женщина и парень так обрадовались, встретив белоруса в Москве, что тут же купили мне билет до Минска и накормили!

***

От радости мне хотелось целовать землю на родном минском перроне! Я вернулся домой, к родителям…

Прошло время, и я понял, что лишь сам виноват в развале семьи. Поэтому начал обращаться к Богу, прося у Него прощения за всю свою беспутную прежнюю жизнь. Я начал молиться, чтобы Бог помог мне восстановить семью. Я даже говорил Богу, что готов жениться на женщине с ребенком, если вернуться к первой жене не получится. Я захотел стать отцом чужому ребенку, чтобы хоть как-то искупить свою вину перед родной дочерью, выросшей без отца. Однако помириться с женой так и не удалось.

Долго жить в одиночестве мне не пришлось. Вскоре я познакомился с Таней. Как выяснилось позже, Таня состояла в разводе и воспитывала сына Андрея. Мы поженились…

Все эти годы я мучился с сердцем. Консультировался у известных кардиологов, но никто так и не смог мне помочь. Мне дали вторую группу инвалидности. И тут я решил: была не была! Если не нашел помощи у докторов, может быть, найду ее в церкви?! Надо сказать, как только я вернулся из Средней Азии, мой двоюродный брат звал меня в евангельскую церковь. В 1996 году я впервые посетил минскую церковь “Новая жизнь”, а со временем начал бывать там достаточно часто. И вот как-то в “Новую жизнь” приехала из Армении женщина, имеющая дар исцеления. Она положила мне руку на сердце и помолилась. С того дня я стал совершенно здоровым человеком, перестал попадать в больницу, и через несколько лет группа инвалидности была снята!

Еще какое-то время я посещал “Новую жизнь”, но позже перешел в “Благодать”. Вскоре покаялась и жена Татьяна...

***

На этом история Божьих благословений семьи Смирновых не заканчивается. Бог помог Татьяне сохранить две беременности и родить сыновей – Славу и Даниила, хотя все неверующие родственники настаивали, чтобы женщина делала аборты… А со временем, благодаря государственной программе помощи в получении жилья многодетным семьям, Смирновы построили в кредит большущую трехкомнатную квартиру. После долгих лет, когда двое взрослых и трое детей ютились в двенадцатиметровой комнатушке, новое жилье кажется им просто дворцом! Теперь вся семья Смирновых благодарит Бога за оказанные милости. А Сергей всегда рад рассказать, как благодаря живительной силе креста Христова он спасся от смертельного удара ножа.