«Будьте творцом чужой радости!»
«Будьте творцом чужой радости!»
Просмотров: 2131 | Голосов: 3 | Рейтинг: 0.67 |
-2 -1 0 +1 +2   

«Чтобы действенно носить бремена друг друга, нужно быть по-настоящему образованным человеком», – считает наша сегодняшняя гостья. Думать так у нее есть все основания: об образовании Клара Всеволодовна Гавриловец, доктор педагогических наук, профессор кафедры педагогики БГПУ им. М. Танка, знает, без преувеличения, все. Она известна многочисленными публикациями и книгами, статья о ней украшает научно-популярное издание «Женщины Беларуси», она является соавтором государственных образовательных программ и на самом высоком уровне готовит педагогические кадры нашей страны. Член столичной церкви ХВЕ «Благодать», Клара Всеволодовна убеждена, что с Библии в жизни человека многое только начинается, в том числе и воспитание себя как всесторонне развитой личности.

Клара Всеволодовна Гавриловец:

«Будьте творцом чужой радости!»

– Клара Всеволодовна, насколько, на Ваш взгляд, деятельность «теоретиков воспитательного процесса» сегодня близка к реальной жизни?

– Я считаю, что наша деятельность как никогда близка к реальности. Это был долгий и нелегкий путь, но теория образования сегодня базируется исключительно на практике, находится с ней в тесном контакте и помогает ей решать насущные проблемы воспитания и обучения.

В наши дни в аспирантуру в состоянии попасть только человек, имеющий продуктивный опыт практической работы. При этом темы исследований молодых ученых сегодня представляют собой не теоретические умозаключения, а ставятся самой педагогической реальностью, что делает их актуальными и практико-ориентированными.

 – В сфере образования Вы являетесь весьма авторитетным специалистом и наверняка можете оценить состояние морали в нашем обществе. Как бы Вы оценили уровень нравственности белорусов в динамике: рос он или падал в последние десятилетия? Почему?

– Вообще-то этот вопрос – многоплановый, и, отвечая на него, пришлось бы коснуться многих процессов, происходящих в последнее время в нашем обществе. В целом же я отмечаю рост морали в молодежной среде, по крайней мере, среди студентов.

Не могу не отметить и рост духовности нового поколения. Сегодня уже никого не удивят некоторые моменты, о которых раньше не могло быть и речи: например, когда магистрант, говоря о важности социальных интересов человека, заканчивает свое выступление молитвой Фомы Аквинского. А совсем недавно в купе поезда при мне состоялся разговор трех не знакомых друг с другом молодых людей. Один из них рассказывал попутчикам, как помогает ему Молитва Оптинских старцев… Вообще в студенческой среде я наблюдаю в подавляющем большинстве случаев молодежь, признающую, что в основе мироздания есть Первотворец и что следование Его законам – спасительно.

 – Почему же тогда высказывания о непрерывном падении нравственности приобретают в последнее время аксиоматичный характер?

– Без негативных процессов, к сожалению, не обходится ни в одной стране. Однако, я думаю, не стоит сгущать краски. Чтобы понимать некоторые глубинные процессы, давайте порассуждаем вот о чем.

Законы мироздания по замыслу Творца действуют и в природе человека. Один из таких вечных законов состоит в том, что в природе человека содержится два начала: созидательное (начало добра) и разрушительное (начало зла). При этом доброе начало доминирует и считается исходной потенциальностью. То есть человек изначально обладает потребностью отдавать. Этот тезис обоснован научно: в отчетах нейрофизиологов говорится, что в топографии головного мозга они обнаружили материальный субстрат альтруизма – центр эмоционального резонирования. Этот центр начинает активно действовать уже у 2-недельного ребенка, и его стимулирование ведет к развитию эмпатии, сопереживания. Эмпатия же, в свою очередь, лежит в основе альтруизма. По материалам исследователей, особенностью эмпативного человека является то, что он страдает, когда плохо другому. Таким человеком, например, был известный гуманист Ганди, с которым однажды произошел интересный случай: он шел по улице, когда мимо проехала повозка, в которую был впряжен рикша. Ездок хлестнул рикшу хлыстом, и у Ганди на той же руке, что и у рикши, выступил рубец. Только представьте, насколько сильно сопереживал этот человек!

Однако для того, чтобы доброе начало развилось, необходимы условия. И первое условие – чтобы ребенок в самом начале своего пути встретил чувство любви авторитетного взрослого, оказался объектом любви.

Вместо этого наше общество год от года само создает катастрофическую ситуацию с семейным благополучием. Можно много говорить о причинах распада браков, но какими бы ни были эти причины (экономическими, например), огромная вина лежит на тех, кто не пытается сохранить свои семьи, а с легкостью расстается с супругом, причиняя тем самым непоправимый вред ребенку, а в более далекой перспективе – всему обществу.

Негативные явления в среде молодежи почти всегда уходят корнями в неблагополучие семьи. Развод родителей – это ужасный удар по ребенку. Это стресс, который может вызвать даже опухоль мозга, депрессии… В результате ребенок теряет чувство защищенности, приобретает скептическое отношение ко всем нравственным требованиям, которые уже кажутся ему нереальными, демагогическими…

– В интервью журналу «Теократия» Вы говорили о том, что одно из важных предназначений образования – «научить молодое поколение искусству жить». Какой смысл Вы вкладываете в это понятие?

– Впервые эту задачу перед образованием поставил в 17 в. великий мыслитель, философ и педагог Джон Локк. Искусство жить он понимал, как «быть счастливым», т.е. ощущать полноту своего бытия. Для этого человеку нужно прежде всего осознать себя частью человечества, частью целого; осознать, что понятия «я» и «мир» являются не враждебными, а дружественными субстанциями. На таком принципе основывается наша способность пережить несчастье, не сломаться под ударами судьбы. Еще одна важная часть «искусства жить» – быть творцом чужой радости. Этому учит Библия. Встав на эту стезю, человек осознает, как много он получает, когда бескорыстно помогает другим. Этот принцип, кстати, мы сейчас собираемся внедрять в образовательные программы.

 – Возможно ли, на Ваш взгляд, воспитание высоконравственного поколения без обращения к религии?

– Я полностью согласна с философом В.В. Зеньковским, который говорил о том, что религиозное чувство является врожденной потребностью. Обратите внимание: даже если удовлетворены все материальные потребности человека (в жилье, в пище, в комфорте и пр.), ему все равно нужны переживания высокого. Человек нуждается в неком нравственном эталоне, на который он мог бы ориентироваться. Естественно, что такой эталон человек находит в религии. На протяжении веков человечество наблюдает крах тех или иных идеологических концепций, однако идеология христианства остается незыблемой и востребованной. На примере своих студентов могу сказать, что даже если молодой человек не становится прихожанином какой-либо конкретной церкви, он все равно проявляет интерес к духовной литературе и к вопросам о Вечном.

 – Однако идеал совершенства предлагает не только христианство. Не с этим ли связаны процессы, происходящие в наши дни в Европе и Америке, где христиан с каждым годом все больше теснят представители, например, ислама? Стоит ли, на Ваш взгляд, тревожиться из-за этих процессов, если в других религиях люди также могут найти свой «эталон»?

– Прежде всего, я бы не стала говорить о вымирании христианской цивилизации в плане идейной несостоятельности. Распространение ислама происходит исключительно за счет демографического фактора, в подавляющем большинстве случаев – за счет людей, рожденных и воспитанных в этой культуре.

Что касается процесса распространения этой религии, то он не может не вызывать тревогу, прежде всего потому, что среди ее носителей мы на фоне фанатической преданности в массе наблюдаем высокий уровень нетерпимости к другим религиям – отсутствие той самой философии «творения чужой радости».

 – А всегда ли христианство отличалось присутствием этой философии?

– Можно много говорить о темных периодах в истории христианства, но бесспорным является и то, что оно сумело покаяться и встать над теми злодеяниями, что творились от его имени во времена крестовых походов и инквизиции. Христианство сумело очиститься от скверны и приблизиться к подлинным библейским ценностям.

Невозможно не сказать о вкладе протестантизма в образование наций и, как следствие, в реабилитацию христианства. Как человека, работающего в сфере образования, именно этот вклад побудил меня стать членом протестантской общины.

 – Каким был путь к Богу профессора кафедры педагогики Клары Всеволодовны Гавриловец?

– Я родилась в семье военного, и напрямую тема религии никогда не звучала в нашем доме. Однако, когда мне было 6 лет, в моей жизни произошло событие, которое очень повлияло на мое сознание.

Война застала нас в Каунасе. Мы с мамой были эвакуированы в Куйбышев. Для моей мамы (ей тогда было всего 28 лет) эвакуация и разлука с мужем стала большим потрясением, и она серьезно заболела. У нее не прекращался кашель, горлом шла кровь. Я, 6-летний ребенок, очень переживала за нее. Девочки во дворе, видя, как мне тяжело, посоветовали сходить в церковь и помолиться за маму, что я и сделала в ближайшее воскресенье. В Куйбышев были эвакуированы не только некоторые госучреждения и заводы, но и московские храмы. В один из них я и отправилась. Народу было столько, что яблоку негде было упасть, но священник заметил меня, подошел и спросил, что побудило меня, такую маленькую девочку, одну прийти в такую рань в храм? Я ответила, что пришла помолиться за больную маму. Священник спросил, как меня зовут, и, положив мне руку на голову, помолился. У меня до сих пор стоит перед глазами картина моего возвращения. Мама спросила, где я была (я ушла тайком)? Я ответила, что ходила в церковь, чтобы молиться за нее. И тогда мама сказала: «А я уже с утра не кашляю». Больше она не болела.

Второй случай, который стал непосредственным толчком к принятию Бога, произошел здесь, в моей квартире, в 1984 году. Около двух часов ночи я увидела сон: открывается дверь и входит ангел. Он был в длинном белом одеянии с лицом моего брата Александра. Ангелу защемляет дверью ногу, и он, вскинув свою трубу, начинает трубить. Я проснулась, села на кровати, но звук трубы не исчез. Я поняла, что это не просто сон. Стрелки часов показывали два часа ночи, и я не решилась звонить в Москву, где тогда жил и служил брат. Я еле дождалась утра, чтобы связаться с ним, и его секретарь мне ответил, что Александра ночью забрали в госпиталь в предынфарктном состоянии. Тем же утром я взяла отпуск и поехала в Москву. Саша изумился, когда я вошла в палату: никто из родственников (семья находилась в Крыму) еще не знал о том, что он попал в госпиталь. Я рассказала ему о своем сне и обо всем, что произошло потом. Когда вернулась жена брата, она нашла в Подмосковье православную церковь, и Саша принял крещение. Рассказывали, что он, 45-летний мужчина, офицер, удостоенный боевых орденов, рыдал на протяжении всего обряда.

Этот случай я восприняла как своеобразный призыв. Представьте: сон был показан мне в тот же самый момент, когда с братом случилось несчастье, у ангела было лицо моего брата – то есть мне был дан четкий адрес, где случилась беда.

 – Существует мнение, что высокообразованный человек, как правило, критически относится к религии. Присутствие в нашей педагогике личностей, подобных Вам, говорит об обратном.

– Это суждение легко опровергнуть. Просто природа веры этих типов людей немного разнится. В среде ученых, например, существует такое мнение: физики приходят к религии в конце своей профессиональной деятельности, перебрав множество теоретических концепций создания мира, происхождения и эволюции человека. Пропустив через себя все это, ученый человек приходит к идее наличия Первотворца.

Интересным примером в этой связи является известный врач-офтальмолог Филатов, изучавший теорию развития видов Дарвина и формировавшийся как атеист. Он свидетельствовал о том, что когда глубоко познал физику глаза, то понял: такой идеальный инструмент просто не мог возникнуть в результате эволюции.

 – Одновременно многие религиозные люди считают, что вера в Бога делает ненужным образование. Это суждение тоже легко опровергнуть?

– С Библии как раз и должна начинаться настоящая жизнь человека. Очень грустно видеть, что у некоторых на Библии все заканчивается. Я считаю, не случайно в Деяниях апостолов говорится, что у каждого человека очень высокое предназначение: носить бремена друг друга, быть примером и образцом для других. А кто в реальности может продуктивно носить бремена друг друга? Я говорю не просто о готовности вытереть слезы, а о возможности оказать профессиональную помощь в конкретной ситуации. Взять хотя бы медицину или юриспруденцию. Чтобы в этих сложнейших областях быть полезным ближнему, нужно быть по-настоящему образованным человеком.

Чтобы помогать другому, в том числе расти духовно, человек должен обладать широким человекознанием, которое приходит к нам и через художественную, и через специальную литературу. Образование вырабатывает гибкость и глубину мышления, широту духовных интересов, навыки работы над собой, культуру коммуникации, понимание другого. Если вы – образованный человек, то вы откроете для себя Библию во всей ее полноте, а не просто как набор отрывочных команд и указаний, которые можно использовать, как вам удобно, что многие, к сожалению, и делают.

 – Многие считают проблемой религии «навязчивый» тон. Что Вы думаете о методах привлечения человека к духовному?

– Менторство не вызовет в собеседнике ничего, кроме протеста. Я являюсь сторонником так называемого принципа «мягкого давления», под которым я понимаю демонстрацию добрых дел и заботу в действии.

 – Что Вы как педагог, без преувеличения, государственного значения пожелали бы нашим читателям?

– Мне бывает грустно слышать резко отрицательные высказывания отдельных верующих в адрес образования, СМИ. Однажды стала свидетелем того, как один брат с гордостью говорил другому о том, что выбросил из дома телевизор. Я бы пожелала большей открытости нашим прихожанам к информации о современной жизни: и ее духовных достижениях, и ее болевых точках. Хотя бы потому, что кто осведомлен – тот вооружен. А кто лучше вооружен, тот с большей пользой и эффективностью может выполнять Божьи установки. Замкнутость в своем мире снижает тонус нашей духовности и нашей вовлеченности в общественную жизнь. Давайте будем стремиться стать людьми образованными и информированными, чтобы Библия не сузилась для нас до набора запретов и отдельных указаний, а открылась в ее целостности; и бремена друг друга мы бы носили с чувством внутренней свободы и личной необходимости.