РЕЗНЯ ХРИСТИАН В МАЛАТИИ СПРОВОЦИРОВАНА ПРОПАГАНДИСТСКОЙ КАМПАНИЕЙ ГОСУДАРСТВА
РЕЗНЯ ХРИСТИАН В МАЛАТИИ СПРОВОЦИРОВАНА ПРОПАГАНДИСТСКОЙ КАМПАНИЕЙ ГОСУДАРСТВА
Просмотров: 1661 | Голосов: 0 | Рейтинг: 0 |
-2 -1 0 +1 +2   

РЕЗНЯ ХРИСТИАН В МАЛАТИИ СПРОВОЦИРОВАНА ПРОПАГАНДИСТСКОЙ КАМПАНИЕЙ ГОСУДАРСТВА

 Первые христианские церкви в Восточной Турции были основаны уже через несколько лет после смерти и воскресения Иисуса Христа. 18 апреля 2007 года древняя история христианства в этой местности была дополнена еще одной страницей, к сожалению, не самой светлой. В этот день мировые информационные агентства сообщили, что в Турции совершено жестокое нападение на христиан. Три человека погибли, еще четверо получили тяжелые ножевые ранения в городе Малатия. Все это учинила группа подростков, протестуя против распространения Библии на территории страны.

Атаке подвергся офис издательства «Зирве». Здесь немецкий миссионер Тильман Геске работал над примечаниями к новому издательству Библии на турецком языке. Этот же офис для своих нужд использовала и евангельская церковь Малатии. В день нападения Геске вместе с пастором Нежати Айдыном и помощником пастора Угуром Йюкселем собрались, чтобы провести занятия по изучению Священного Писания с группой молодых турок. Они без опасения впустили в здание пятерых парней, которые присутствовали на недавнем пасхальном богослужении. Среди них были сын и племянник мэра Малатии. Все пришедшие в офис ребята одновременно являлись членами «тариката» – группы преданных сторонников в Исламе. Членство в «тарикате» весьма значимо. Считается, что никто не может войти в высшие слои общества и во власть без членства в «тарикате». Все молодые люди жили в общежитии, принадлежащем все тому же «тарикату». Идя к христианам, они взяли с собой большие ножи, веревки и полотенца.

Нападение началось после того, как Нежати прочитал главу из Библии. Парни привязали Угура, Нежати и Тилмана к стульям и издевались над ними почти три часа. Все происходящее мучители снимали на камеры мобильных телефонов. Христиан заставляли смотреть на истязания братьев, еще живым им вспарывали животы и резали внутренности. Осмотр тел показал, что у убитых были отрублены пальцы и носы, они были кастрированы, а тела были фактически обезглавлены… Тильману нанесли 156 ударов ножом, Нежати – 99 раз, разрезы и колотые раны на теле Угура было невозможно сосчитать.

Христиане города Измир в отрытом письме ко Вселенской Церкви возложили ответственность на происшедшее в Малатии на турецкие власти. Еще в апреле 2001 года Совет Национальной безопасности Турции начал рассматривать евангельских христиан как угрозу национальной безопасности, чуть ли не приравняв их к Аль-Каиде и террористической группе ПKK (курдской рабочей партии). Затем в прессе развернулась кампания против миссионеров, которых обвиняли в подкупе молодых мусульман для перехода в христианство. С весны 2001 года по всей стране прокатилась волна гонений и угроз в адрес церквей и пасторов. Подкладывание бомб, физические нападения, устные и письменные угрозы – это только некоторые из способов, которыми запугивают христиан в Турции.

С декабря 2005 был отмечен новый виток пропагандистской кампании, направленной на запугивание турецкого общества распространением христианства. Со страниц газет и с телевизионных экранов против христиан выступили жена бывшего премьер-министра Эджевита, историк Ильбер Ортайлы, профессор Хасан Юнсал, политический деятель Ахмет Тан и писатель-пропагандист Айтунч Алтындал. Видеокамерами тайно снимались богослужения в христианских церквах, «сенсационные» кадры которых были направлены на разжигание ненависти к ученикам Иисуса. После нападения в Малатии отдельные СМИ и чиновники позволили себе высказывания вроде: «Мы надеемся, что вы получили хороший урок. Мы не хотим здесь христиан».

Турецкие христиане говорят о заказном характере нападения в Малатии, ставя это событие в один ряд с убийствами в феврале 2006 католического священника Андреа Санторо и в январе 2007 – Хранта Динка.

Верующие считают, что лидеры «тариката» намеренно «науськивают» молодежь на христиан. В турецком обществе сильна симпатия к молодежи, и даже к юным убийцам – особенно если преступления мотивированы религиозными чувствами – правосудие относится более благосклонно, чем к людям зрелым. Надо отдать должное турецким властям, которые на этот раз завели уголовное дело по «террористической» статье, а, значит, возраст нападавших в Малатии судьи во внимание не примут.

 Религиозные противоречия в обществе и значительная часть происламски настроенной молодежи стали мощным оружием в борьбе за власть в Турции. Страна сейчас переживает острейший политический кризис, спровоцированный сторонниками возврата на исламский путь развития. Нынешняя Турецкая Республика следует традициям, заложенным в 20-30-ые годы прошлого столетия, во время президентства генерала Кемаля Ататюрка. Тогда в стране произошли существенные политические преобразования. Османская империя стала Турецкой республикой. Женщины получили право ходить с открытым лицом, мужчины – носить смокинг. Столица была перенесена из стратегически важного Стамбула в расположенную в глубине малоазиатского полуострова Анкару. Из Конституции была убрана статья – «Религия турецкого государства – ислам». Выходным днем стало воскресенье, а не пятница, арабский алфавит заменили на латиницу, главная мечеть Айа-София в Стамбуле (бывший христианский храм, некогда отвоеванный у византийцев) и дворец султана превращены в музей. Православной патриархии вернулся ее статус. Традиционный мусульманский призыв к молитве зазвучал на турецком языке. Страна стала преобразовываться под европейский стандарт. Однако все эти преобразования никак не придут к логическому завершению. Давно являясь членом НАТО, Турция до сих пор не может интегрироваться в Европейское сообщество из-за деятельности происламских сил.

Почвой для разжигания религиозной розни стал также и острейший экономический кризис, который страна пережила в конце XX-го века. Исламисты использовали ухудшение экономического благосостояния страны, представляя его в глазах народа, как кару Аллаха из-за менее строгого, чем в соседних странах, соблюдения исламских традиций в повседневной жизни. В дни событий в Малатии по всей стране прокатились многомиллионные митинги протеста против планов правительства, грозящих традиционному светскому устройству государственной системы. Протестующих поддержала армия, которая со времен Кемаля Ататюрка считается гарантом светского государственного строя…

Церковь Турции отреагировала на убийство братьев, как и подобает ученикам Иисуса. Сотни христиан прибывали из разных уголков страны, чтобы поддержать и ободрить маленькую церковь Малатьи, представить их интересы в СМИ, решить юридические и другие вопросы по организации похорон. А проблем возникало немало. Когда жена Тильмана Геске Сузанна выразила желание похоронить ее мужа в Малатье, губернатор пробовал воспрепятствовать этому, заявив, что «грех рыть могилу для христианина». В конце концов, верующие из церкви в Адане (около Тарса) выкопали могилу на заброшенном армянском кладбище. Угур был похоронен семьей по мусульманским обычаям в городе Элазыг. Его невеста-христианка вынуждена была наблюдать за происходящим издалека. Ранее семья отреклась от Угура, однако и похоронить его по-христиански жене не позволили.

Похороны Нежати прошли в городе Измир, где он родился и стал христианином. Отдать последние почести брату по вере приехали тысячи турецких христиан и иностранных миссионеров. Это был по настоящему мужественный поступок каждого из приехавших, поскольку все участники похорон рисковали быть замеченными и стать новой целью для террористов. Каждый участник траурной церемонии был заснят полицией на видеокамеру для своих архивов. Церемония похорон проходила в баптистской церкви района Буджа, а похоронен Нежати Айдын на маленьком христианском кладбище в предместье Измира. Множество журналистов из печатных и медийных СМИ, а также два помощника мэра города присутствовали на траурной церемонии.

В интервью, которое вышло на первых полосах самых тиражных газет Турции, Сузанна Геске сказала: «О Бог, прости им, поскольку они не знают, что делают». Вдова не испытывала ненависти к убийцам. О прощении всех участников нападения публично заявили и другие представители Церкви. Наблюдатели отмечают, что эти шаги взбудоражили общественное мнение не меньше, чем убийство. Ведь в Турции до сих пор сильны традиции кровной мести, а потому публичное прощение убийц некоторыми людьми воспринято как трусость. Другие же турки по достоинству оценили веру христиан. Один журналист так отреагировал на выступление супруги убитого миссионера: «Она сказала в одном предложении то, что не могли сделать 1000 миссионеров в течение 1000 лет».

Скорее всего, миссионерам придется уехать, поскольку угроза для их жизни очень велика. У Сюзанны Геске на руках остались трое детей, у Шемсы Айдын – двое. Оставшиеся без пастора десять верующих скрываются и существуют опасения, что церковь уйдет в подполье. Однако христиане в других городах Турции продолжают молиться о ситуации в этом городе.

«Не молитесь о прекращении преследований, молитесь, чтобы выстоять, – убеждает христиан Турции и всего мира пастор Фикрет Беджек. – Церковь потеряла своих лучших братьев. Молитесь, чтобы наша жизнь принесла духовный плод, чтобы вера обновилась и появилось сильное желание распространять Евангелие, особено в Малатии… Мы не знаем насколько суровым будет наказание преступников. Но мы молимся, чтобы когда-нибудь хотя бы один из убийц пришел ко Христу через свидетельство Тильмана Геске, Нежати Айдина и Угура Юкселя, первых мучеников за Христа современной турецкой Церкви».

На события в Малатии последовала незамедлительная реакция мирового сообщества.

Убийства христиан в Турции осудил генеральный секретарь ЕС. «Потрясен известием о зверском убийстве нескольких человек в Малатии, на юго-востоке Турции, – говорится в заявлении Терри Дэвиса, распространенном пресс-службой Совета Европы. – Как можно предположить, оно совершено по религиозным мотивам, поскольку погибшие работали в христианском издательстве. Я возмущен этим преступлением, виновные в котором внушают глубокое отвращение. Убежден, что турецкие власти предпримут все необходимое для того, чтобы преступники предстали перед судом».

Канцлер Германии Ангела Меркель призвала власти Турции начать борьбу против «недопустимой нетерпимости», проявленной по отношению к христианам, а также принять меры для того, чтобы противоборствовать «атмосфере, в которой возможны такие ужасные убийства».

Премьер-министр Турции Реджеп Ердоган пообещал привлечь к ответственности тех, кто был вовлечен в совершение убийства, и назвал атаку на христиан «дикостью».