БОГУ НУЖНО ТОЛЬКО ОДНО – НАША ГОТОВНОСТЬ ИДТИ И СЛУЖИТЬ
БОГУ НУЖНО ТОЛЬКО ОДНО – НАША ГОТОВНОСТЬ ИДТИ И СЛУЖИТЬ
Просмотров: 1772 | Голосов: 3 | Рейтинг: 1.33 |
-2 -1 0 +1 +2   

 БОГУ НУЖНО ТОЛЬКО ОДНО – НАША ГОТОВНОСТЬ ИДТИ И СЛУЖИТЬ

Как правило, дети из верующих семей идут по стопам родителей: они довольно рано становятся искренними последователями Иисуса. Затем, кто раньше, а кто позже, начинают служить Богу – пасторами, левитами, евангелистами… В жизни нашего героя, Степана Жовнерика, все происходило с точностью до наоборот: ему сильно не нравилось ходить в церковь, он не искал Бога и не боялся грешить. А если бы кто-нибудь сказал, что Степан поедет за тысячи километров от дома проповедовать Евангелие, такие слова побудили бы молодого человека разве что… рассмеяться. Но Бог, по-видимому, твердо решил сделать деревенского парнишку Своим преданным служителем. Давайте узнаем, как это случилось, из первых уст. 

 – В нашей большой и дружной христианской семье (10 детей) я был самым непослушным, постоянно дрался с братьями и сестрами, спорил с родителями и часто шел «вразнос». Как-то в пылу драки ударил брата вилами в спину. Слава Богу, что не убил. Хоть молодой был, но прекрасно понимал: привычка – чуть что не по мне, хвататься за топор или за нож – добром не кончится. И пришел такой момент, когда я начал творить зло сознательно. С другой стороны, внешне я был общительным, компанейским парнем, но при этом у меня внутри творилось что-то страшное… К 20 годам я чувствовал себя, как животное. Более того, практически каждую ночь просыпался в холодном поту из-за того, что в моем разуме неотступно звучал голос: «Ты попадешь прямиком в ад, Бог никогда не простит тебя за то, что ты натворил!» Поскольку я читал Библию, слышал проповеди и знал, что Бог будет судить людей за каждый грех, который они совершили в течение всей жизни, вскоре пришло четкое понимание: жить так, как я жил до сих пор, просто бессмысленно. Потому, как мог, начал искать Бога.

В 1996 году я попал в Солигорск. Там проводили евангелизационное служение на стадионе. На нем-то я и покаялся перед Богом. Но даже после покаяния я не получил полной внутренней свободы; груз греха по-прежнему камнем лежал на моем сердце. Конечно, после этого я упорядочил свою жизнь: не возвращался к сигаретам, к водке. Я принял решение служить Богу, но мне нужно было пережить реальную встречу с Ним. Прошло три месяца. В нашу деревенскую церковь приехал епископ Федор Кондратьевич Марчук, и после беседы он предложил мне поехать на учебу в Московскую евангельскую семинарию. Говоря начистоту, у меня не было веры, что смогу там нормально учиться: я с трудом мог излагать свои мысли, не говоря уже о том, чтобы выступать перед аудиторией. Но все-таки я решил ехать, надеясь, что в этой семинарии получу от Бога конкретный, ясный ответ на единственный терзавший меня вопрос: могу ли я рассчитывать на Божье спасение?

…Пролетели 4 месяца учебы. За день до наступления нового, 1997 года ректор семинарии обратился к студентам со словами: старый год практически завершен, но у вас остался последний день, когда можно попросить Бога о том, чтобы Он еще что-то сказал в эти последние часы. 31 декабря в 7.30 утра я начал молиться. На душе было очень тяжело. Я взывал к Богу, как мог, и казалось, что все мои слова, словно листья, падают под ноги. Я чувствовал себя ужасно, потому что никак не мог почувствовать близкое присутствие Господа. И тут я начал кричать от боли и обиды: «Бог, почему я не знаю и не чувствую твоей любви, ведь в Библии так много о ней написано?!» Вдруг я услышал голос, как бы с неба, который «пронизал» меня с головы до пят: «Я Сына Своего отдал за тебя, а ты пришел ко Мне спрашивать, в чем проявляется Моя любовь к тебе?» Я закрыл глаза и вдруг мысленным взором увидел кисти рук Иисуса, прибитые к кресту. В один миг словно пелена спала с моего разума. Я всем своим существом ощутил огромную любовь Бога ко мне. Бог моментально очистил мое сердце от греха и обновил мою совесть. Я родился свыше. Рыдания сотрясали мое тело. Я закончил молитву и встал с колен. Мне показалось, что все вокруг неузнаваемо изменилось. Внутри меня родилось нечто такое, что я боялся потерять. Я пришел в свою комнату, включил магнитофон и услышал песню: «У меня сегодня праздник, у меня сегодня день рожденья. Сам Господь во мне родился, перед Ним склоняю я колени». И я снова начал горячо молиться: «Иисус, я хочу и дальше переживать это состояние свободы и радости, жить с чистым от греха сердцем». Зная свой характер, понимал: если не начну служить Богу, то быстро остыну. Я связывал себя с Богом настолько, насколько мог – искренно обещал безраздельно посвятить свою жизнь для служения Ему. Я даже начал молиться такими словами: «Господи, если я когда-нибудь отступлю от Тебя, то забери меня до этого момента. Я лучше хочу умереть, находясь в мире с Тобой, чем, пребывая в грехах, снова испытывать эти ужасные муки совести!»

После обращения мне хотелось проповедовать об Иисусе всем людям, но я приходил в отчаяние от того, что не могу и двух слов связать. В школе я учился плохо: не то чтобы был глуп, просто ничего там меня не заинтересовало. И до этой судьбоносной предновогодней молитвы я постоянно думал, что недолго уже осталось мне учиться в Москве – выгонят за неуспеваемость. А тут вдруг резко появился интерес к учебе, огромная жажда получать знания. Тогда я начал покупать кассеты, книги, учебники. Закончив семинарию, я остался в Москве и пять лет проработал водителем пастора. Там же женился на кореянке, ее зовут Евгенией. У нас родилось двое детей. И вот мне предложили хорошую работу в столице. Казалось бы, живи и потихоньку созидай свое счастье. Но я помнил о своем обещании Богу стать Его служителем. И однажды почувствовал, что время моей спокойной жизни в Москве закончилось и пора нам с женой начинать молиться, чтобы узнать: куда Бог желает меня направить. И мы молились. Меня приглашали в Россию, в Ивановскую область, но я чувствовал, что «это не мое». Думал, может быть, Бог хочет, чтобы я вернулся на родину, в Беларусь, и служил Ему там? Но случилось так, что я встретился с пастором Владимиром Савоновым, который нес служение в городе Ангарске, в Иркутской области. Он сказал: «Мы хотим открывать церковь в соседнем городе, и если вы согласны поехать туда служить, то мы до вашего приезда начнем проводить в нем евангелизационные служения». Оказывается, они уже несколько месяцев просили Бога послать в эту местность служителя, чтобы открыть новую церковь. Это был непростой выбор. Моему младшему только исполнилось 8 месяцев. Я словно должен был сделать шаг в иной, совершенно неизвестный мне мир. Конечно же, я испытывал внутри некий страх. Но вместе с тем понимал: это не люди, а Бог хочет, чтобы я отправился в Сибирь, потому нужно быстрее принимать решение, иначе быт «засосет». И мы с женой решили: будь что будет – не важно, какой это город, какая там жизнь и какие условия для проживания – едем!

Город, в котором нам предстояло открыть церковь, назывался Усолье Сибирское. В нем проживает около 100 тысяч человек. «Славится» он главным образом тем, что считается центром наркоторговли в Иркутской области. На момент нашего приезда там было всего две церкви – не более 30 человек верующих. То, что я увидел в Восточной Сибири, поразило меня. Кроме Минска и Москвы, я нигде больше не был, и потому сразу у меня возникло такое ощущение, что попал в какой-то тюремный лагерь: все дома обшарпанные, десятками лет не красились, во дворах нет детских площадок, все какое-то поломанное, заброшенное. Люди вели полуголодное существование. В городе была тяжелейшая криминальная обстановка. И до сих пор 4 убийства в неделю – это норма. Буквально за пару дней до нашего приезда жестоко избили начальника пожарной охраны Уссольского района, 30-летнего парня – 38 ножевых ранений, проломлен череп. Врачи сказали, что после таких травм выживает один на миллион, да и то, если выживет, останется умственно неполноценным – не сможет ни ходить, ни разговаривать. Приехали его родственники, просили верующих молиться. Слава Богу, теперь этот мужчина ходит, разговаривает. Вот после этой переделки он и все его родственники оказались в церкви. Это было началом нашего служения…

Когда мы подошли к дверям квартиры, в которой нам предстояло жить, увидели над входной дверью надпись, сделанную большими буквами: «сатана есть бог». Все стены в подъезде были исписаны подобными высказываниями. Повсюду валялись шприцы, люди, жившие рядом с нами, были порядком запуганы. Когда я выходил на улицу, возникало чувство, что за мной кто-то постоянно следует. Все это начинало нагонять страх. Приезжал пастор Владимир с группой, помогали проводить служение, но было очень тяжело. Я, как все религиозные люди, решил начать поститься и поначалу даже не мог предположить, с чем вскоре мне придется столкнуться. В 11 часов утра у старшего сына резко поднялась температура, он перестал ходить. Обычно он полон энергии, бегает с утра до ночи, а тут резко ослаб, лег на пол и стал звать маму. Прошло полчаса. Ему становилось все хуже и хуже. Я пытался поставить его на ножки, а он уже не мог стоять. До этого я никогда громко не молился, думал: зачем это надо? Но когда ты сталкиваешься с дьяволом лицом к лицу, то все привычки ломаются. Ведь просто сказать «Господи, благослови!» уже не достаточно. Ребенок умирал на глазах, мне стало по-настоящему страшно, но я взял сына на руки и со властью сказал: «Дьявол, ты не сможешь убить моих детей!» Не прошло и часа, как ребенок стал «оживать»: попросил поесть, начал бегать по комнате. Я понял, что есть сила, которая противостоит мне. Были случаи, когда дети среди ночи просыпались и кричали: «Мама, там, в углу, кто-то есть!» Имея уже некоторый духовный опыт, я входил в комнату и говорил: «Бог царствует в этом доме, потому я провозглашаю: мои дети будут спать спокойно». Обычно одной молитвы хватало, чтобы злой дух покинул помещение. Когда я начинал молиться, я видел духовный мир и то, как дьявол мучается, когда мы молимся. Ведь слышать имя Христа для сатаны -- это настоящая мука!

Через три месяца мы сняли другую квартиру, и возникла новая проблема. У меня начались сильные головные боли. Из-за них я не мог толком подготовить проповедь. Выходил говорить – слова как будто под ноги падают: не было в них ни власти, ни силы. Я снова взял пост и стал молиться: «Господи, я прошу тебя, вмешайся!» Прошло часа четыре, я прилег отдохнуть. Так и не понял, во сне это происходило или наяву, но вдруг предо мной появился демон огромнейших размеров, который с ненавистью заявил: «То, что ты начал делать в этом городе, я остановлю». Я лежу, не могу пошевелиться, только думаю: хоть бы звук какой издать, чтобы жена услышала и начала молиться. И вдруг внутри себя услышал голос: «Он давно осмеян Христом. Можешь смеяться, смело глядя ему в глаза». И я внутри начал смеяться над этим духовным существом. Он в ярости от собственного бессилия, бросив в меня какую-то грязь, исчез. Я моментально пришел в себя, а в разуме, который до этого напоминал темное помещение, будто бы зажгли яркую лампочку! Ветхий и Новый завет начали стыковаться, мышление мое полностью обновилось. И до сих пор я ощущаю это чувство свободы в разуме.

Вообще, все не так просто в духовном мире. Одна из самых главных проблем, с которой мы столкнулись в начале нашего служения и сталкиваемся до сих пор, – это сильное демоническое влияние на людей, живущих в нашем городе. Местные жители рассказывали порой такие вещи, от которых у меня просто волосы шевелились. Одна женщина, например, жаловалась, что дух ее умершего мужа приходит к ней каждую ночь, ложится рядом на кровать и храпит или же домогается ее. Но когда предлагаешь таким людям покаяться, они в один голос отказываются.

На территории Сибири практически все люди хоть каким-то образом, но связаны с колдовством: кто-то сам занимался гаданием, кого-то родители или бабушки даже посвящали злым духам! Расскажу только об одном из последствий таких безрассудных действий. Однажды меня пригласили в один дом, где хозяев каждую ночь кто-то душил, а также разбрасывал вещи по квартире. По их мнению, это были проделки домового. Так вот, сначала они готовили для «дебошира» хорошее угощение, словом, пытались делать все, чтобы угодить ему, но ситуация со временем становилась все хуже и хуже. Я им объяснил, что домовой – это вовсе не защитник дома, а сатанинский дух, который приходит для того, чтобы разрушать жизнь и целых семей, и отдельных людей. Пригласившие меня люди вскоре признались: они сами просили, чтобы этот домовой пришел к ним в квартиру. Затем членами семьи была совершена молитва покаяния и они отреклись от связи с этим злым духом. Вместе – именем и властью Иисуса – мы запретили домовому приходить в дом. С тех пор в этой квартире злой дух больше не появлялся. Историй, подобных вышесказанной, я могу вспомнить десятки. К сожалению, многие люди, находясь во власти разного рода злых духов, боятся призвать на помощь служителей церкви, а сами не в силах найти выход из сложившейся ситуации.

Мы не раз молились за город, даже объезжая его на машинах, подобно тому, как Израильтяне обходили Иерихон. Периодически вместе с членами других церквей мы собираемся и молимся за людей, которые страдают от нападок злых духов. Ведь только здесь, в Сибири, я на себе прочувствовал слова апостола: «…наша брань не против плоти и крови, но против… духов злобы поднебесных». Потому если ты вторгаешься на территорию врага, он будет ожесточенно сражаться за каждый ее метр – т.е. за каждую порабощенную им душу. Но только те, кто использует в этой невидимой многим войне (главное оружие в ней – пост и молитвы!) власть и силу имени Иисуса, одержат победу! И когда я объявляю пост, то церковь меня в этом поддерживает. Если же молитвы церкви начинают «гаснуть», верующие ослабевают не только духовно, но и физически и давление дьявола на поместную церковь многократно возрастает. Сегодня, кстати, у нас на воскресное богослужение собирается около 80 человек. Два года назад мы открыли реабилитационный центр для женщин. Есть уже первые плоды его деятельности – несколько женщин получили полное освобождение от алкогольной зависимости.              

Мои родственники переехали в Америку и уже не раз меня звали к себе. Но я твердо знаю: если уеду из Иркутской области, смысл моей жизни будет потерян. Вместе с тем я понимаю, что не своей силой распространяю царство Божье, но оно распространяется благодаря готовности каждого христианина идти туда, куда Он пошлет, и служить тем, кому Он скажет. Когда я жил в Беларуси, то думал, что в республике все в порядке в плане духовном. Но теперь, имея опыт служения нуждающимся в России, вижу, что это не совсем так. Дьявол у вас применил один из самых своих изощренных приемов – послал духа усыпления, закрывая верующим глаза на то, сколько людей вокруг них попадает сегодня в ад. Только усиленная молитвенная жизнь, постоянная готовность вести духовную брань, смирение перед Господом и верность в служении Ему поможет и россиянам, и белорусам достичь заветной цели – ПРОБУЖДЕНИЯ.

 Прошло 5 лет с того времени, как Степан Жовнерик с семьей приехали в Усолье Сибирское. За это время у них с Женей родилось еще двое детей. В городе открылись три евангельских церкви, кроме той, в которой служит Степан. Духовная тьма над этим сибирским городком потихоньку рассеивается. Но без участия конкретного человека Бог бы не смог совершить то, что сейчас происходит не только в Иркутской области, но и в других городах и поселках огромной России…

 Беседовала Елена Якимцова