БАШМАК
БАШМАК
Просмотров: 96 | Голосов: 0 | Рейтинг: 0 |
-2 -1 0 +1 +2   
БАШМАК

Башмак

Елена Чепилка

Витя Башмаков, по прозвищу Башмак, учился с Илюшей и Танюшей в одном классе, а сидел он позади двойняшек, что причиняло им немало огорчений. Витька всегда делал Илюше какие-нибудь пакости: то что-нибудь за воротник бросит, то жевательную резинку на волосы приклеит, то просто подует в затылок, словно кто-то включил фен, то вдруг вздумает плеваться, как верблюд. Илюша не любил ябедничать и всегда старался объяснить Витьке все по-хорошему. Таня тоже как могла старалась убедить одноклассника вести себя иначе, но Башмак был неисправим!

– Ты лучше молись обо мне, может, я и исправлюсь, – смеялся Витька после очередной пакости.

– Терпеть не могу этого Башмака! – сказал как-то Илюша сестренке. – Если бы христианам можно было драться, я бы ему как треснул учебником по голове!

– А в Библии написано: «Любите врагов ваших», – немного печально ответила Танюша.

– А как такого противного любить?

– Не знаю, сама не могу, в нем же ничуточки хорошего нет! – соглашалась девочка.

– Надо нам за него молиться, – предложил Илюша. – Помнишь, в Библии написано, что надо молиться за обижающих.

– Угу, только о нем даже и вспоминать не хочется, – призналась Танюша. – Но давай все равно будем молиться!

– Давай, может, тогда он от тебя отстанет.

 

Вообще-то Витьку Башмакова в классе не любили. На переменах он всегда дергал девочек за косички, ставил мальчишкам подножки, а потом громко смеялся, если они падали. Но двойняшки все же решили поступать по Библии, прощать драчуна, молиться о нем и попробовать любить, что казалось совсем невозможным. По секрету они рассказали о противном однокласснике родителям. Нет, они вовсе не жаловались, им просто нужен был совет, как любить, если любить не за что. Конечно, родители посоветовали детям поговорить с Еленой Ивановной, но Илюша очень не хотел ябедничать и сказал, что верит в силу молитвы.

– Ну что ж, подождем и посмотрим, что из этого получится, – улыбнулась мама. – Я тоже верю в силу молитвы.

Прошло всего несколько дней, после того как двойняшки начали каждый день молиться о Вите Башмакове, а Витька, как будто назло, становился все хуже и хуже.

– Ох, мое терпение заканчивается, – сказал Илюша Танюше на одной из перемен.

– Мое тоже. Если Витька не исправится на этой неделе, я обо всем расскажу Елене Ивановне.

– Я согласен, – вздохнул Илюша.

 

Через два дня мама и папа вместе ждали детей из школы. Папа пришел с работы необычно рано и был рад встретить детей. Вдруг входная дверь резко распахнулась, и счастливые Илюша и Танюша забежали в комнату.

– Что случилось? – спросил папа. – Вы получили десятки или у вас начались каникулы раньше времени?

– Нет, лучше! Еще лучше, чем каникулы и десятки! – весело кричали дети.

– Что же может быть лучше? – спросила мама.

– Башмак заболел, ему вырезали аппендикс! – радостно крикнул Илюша и с размаху бросил свой портфель на пол. Потом он подскочил к Тане, и дети, взявшись за руки, радостно закружились по комнате.

– Не зря мы молились, так ему и надо, пусть теперь поболеет! – ликовала Танюша.

– А Елена Ивановна сказала, что операция была сложной, и он может остаться на второй год, это потому, что аппендицит у него лопнул! – все еще кружась по комнате, объяснял Илюша. – Больше мы с ним не будем учиться в одном классе!

Радостный детский смех вдруг прервал серьезный голос папы:

– Бедный мальчик. А вы еще называете себя христианами. Что-то я не помню, чтобы Иисус Христос радовался чужой беде. Он как раз поступал совсем наоборот.

От неожиданности дети остановились.

– Ты что, папа, как же нам не радоваться? Разве это не ответ на нашу молитву? Мы как раз решили ждать только до конца недели и, если ничего не изменится, обо всем рассказать Елене Ивановне. А тут Витька заболел… Разве это не Бог нам помог? – удивился Илюша.

– Да, я думаю, Господь допустил это в его жизни, но и вы должны все понять правильно и поступать так, как настоящие христиане, – продолжил папа. – Может быть, сейчас, если вы окажете Вите внимание и заботу, он поймет, что был неправ, и, возможно, даже исправится. А если мальчика с его поведением переведут в другой класс, это мало кого сделает счастливым. Ребята там будут на год младше его, им будет с ним еще труднее. Помогите Вите с уроками, чтобы он не остался на второй год, ведь именно так поступил бы христианин и любой хороший человек. Вы хорошо учитесь, вам будет легко ему помогать. Это мое мнение, а вы поступайте, как считаете нужным. Можете оставить все как есть, только, пожалуйста, при мне не радуйтесь чужой беде, а то мне становится очень стыдно за вас, дети.

– Я согласна с папой, Илюша и Танюша, – сказала мама. – Конечно, я вас понимаю, вы столько натерпелись от этого мальчика, но, мне кажется, Господь дает вам хороший шанс помочь ему исправиться. И, конечно, молиться не забывайте, без молитвы делать добро от чистого сердца очень трудно.

Илюша и Танюша сразу притихли. Им и самим стало не по себе от того, как они себя вели. Но что поделаешь… Главное, они поняли, что были неправы. А еще, как прекрасно, что у них есть чудесные родители, которые могут так хорошо все объяснить и дать прекрасный совет.

 

В городской больнице резко пахло лекарством. Танюша покрепче взяла за руку брата. Люди в белых халатах вызывали у нее чувство уважения и страха.

– Ты чего вся дрожишь? – спросил сестренку Илюша. – Боишься, что Витька драться начнет или говорить нам всякие гадости? Не бойся, если что – сразу уйдем.

– Нет, я не из-за этого дрожу, – сказала Таня, – я его только совсем немножечко боюсь, просто не люблю больницы.

– Дети, вы к кому пришли? – остановилась возле двойняшек молоденькая медсестра.

– Мы Башмака ищем, ой, извините, я хотел сказать Витю Башмакова, – сказал Илюша.

– Ах, Витю? Ну что ж, я могу вас к нему проводить, но только подождите меня здесь, я принесу вам белые халаты. Без них в палату заходить не положено.

– Спасибо, – обрадовались дети.

Через несколько минут двойняшки уже были в послеоперационной палате, где стояли две узенькие койки. На одной из них лежал молодой парнишка с тоненькими усиками, а на другой – Витя Башмаков.

Витя, увидев перед собой двойняшек, даже рот раскрыл от удивления.