ХУДЫЕ СООБЩЕСТВА И ДОБРЫЕ НРАВЫ
ХУДЫЕ СООБЩЕСТВА И ДОБРЫЕ НРАВЫ
Просмотров: 109 | Голосов: 0 | Рейтинг: 0 |
-2 -1 0 +1 +2   
ХУДЫЕ СООБЩЕСТВА И ДОБРЫЕ НРАВЫ

Худые сообщества и добрые нравы

Галина Шперлинг

– Не торопись! Ешь спокойно, – сказала бабушка, глядя на то, как Никита поспешно заталкивает в рот кусок ватрушки. Вместо ответа мальчик издал звук, похожий на мычание.

– Ты же совсем не пережевываешь пищу, – опять сказала бабушка, протянув внуку стакан с молоком. Мальчик быстро выпил молоко, вытер губы и коротко ответил:

– Ребята ждут.

Потом быстро поцеловал свою любимую бабулю и выбежал на улицу.

– Ох уж эти ребята! – вздохнула бабушка. Отодвинув занавеску, она проводила взглядом три удаляющиеся мальчишечьи фигуры.

Никита вернулся домой уже под вечер. Вид у него был усталый, штаны порваны, а лицо все испачкано. Бабушка сидела в своем любимом кресле и читала вслух большую настольную Библию. Книга была старая, с пожелтевшими страницами, но Никита любил ее за то, что в ней почти на каждой второй странице была картинка. Еще совсем недавно, листая ее по вечерам, мальчик рассматривал каждую картинку, и, если какая-нибудь из них особо привлекала его внимание, он просил бабушку рассказать о ней или читал сам. Вообще, Никите очень нравилось, когда бабушка рассказывала библейские истории. Но с тех пор как у мальчика появились новые друзья, он стал реже общаться с бабушкой.

– Не нравятся мне твои новые друзья, – сказала она однажды за ужином.

– Это почему же? – поинтересовался Никита.

– Уж очень они проказничать любят. Думаю, что такая дружба тебе не на пользу. Ты помнишь, в Библии написано: «Худые сообщества развращают добрые нравы».

– А почему ты думаешь, что я стану хуже? Может быть, наоборот, мои нравы им понравятся, и они станут лучше. По-моему, они обычные ребята.

– Нет, мой дорогой, в Библии не написано, что добрые нравы перевоспитывают или исправляют худые сообщества. Но если ты будешь находиться в худом сообществе, оно обязательно развратит твои нравы.

Хотя Никита и защищал своих новых знакомых перед бабушкой, он был о них не самого лучшего мнения. Единственное, что нравилось ему в этих ребятах, – это то, что они считались с ним как с равным. Может быть, поэтому мальчик и дорожил этой дружбой.

Одного из ребят звали Витей, другого – Митей, но по имени они друг друга не называли. Витя прозвал Митю Сомом, а Митя Витю – Пузырем. Почему ребята стали так обращаться друг к другу, Никита не знал, сам он сразу получил прозвище Тюбик. «Из тебя, – говорили ребята, – каждое слово как из тюбика выдавливать надо».

В первые дни Никите очень резало слух, когда кто-нибудь из ребят говорил плохие слова. Потом он привык и даже стал находить некоторые выражения забавными. Естественно, Никита ничего не рассказывал ребятам о вере, о Христе – боялся, что засмеют. И так день за днем эта дружба крепла, точнее сказать, добрые нравы развращались. Никита уже не обращал внимания на советы и запреты бабушки, в его глазах новые друзья были героями. И кто знает, чем могла бы закончиться такая дружба, если бы не один случай.

Однажды мальчики были на берегу реки. Они бросали в воду камни, просто так, кто дальше.

– Слушай, Тюб, – вдруг сказал Сом. – Давай сегодня вечером тряхнем один сад: яблок там видимо-невидимо!

– Хорошая идея, – поддержал его Пузырь.

– Зачем мне яблоки? – отозвался Никита. – У меня свои есть.

– Таких, как там, нету! – настаивал Сом. – Да и чужие вкуснее!

Никита не хотел соглашаться. Но «дружба» повелевала подчиниться большинству. Он даже не поинтересовался, в какой сад хотели залезть ребята. В сумерках, крадучись, мальчишки пробирались по улице.

– Вот этот дом, на горке, – приглушенно сказал Сом, указывая на домик, за которым находился большой сад.

От неожиданности Никита даже остановился. Он прекрасно знал этот сад и любил посещать этот дом, в котором жил верующий старик Егор. Дед Егор очень любил детей и, когда шел на богослужение, всегда нес с собой пакетик с яблоками, чтобы угостить ребятишек. За это все ласково называли его Дедкой. Когда Никита приходил к нему, Дедка вел мальчика в сад и срывал для него самое лучшее яблоко. Дед Егор был опытным садоводом, он даже Никиту обучал, как правильно привить яблоню, как формировать ее крону, чтобы яблоня хорошо плодоносила, как рыхлить землю вокруг яблони. Дед Егор любил Никиту, потому что видел в нем много доброго. И вот теперь этот самый Никита идет трясти Дедкин сад!

– Нет, – твердо сказал мальчик, я не пойду.

– Ты что, струсил? – удивленно спросил Пузырь. – Да ведь у этого деда даже собаки нет!

– Эй, Тюбик, не упирайся. Пошли быстрее, чего тут стоять?

Никита некоторое время колебался, а потом решил: «Не обеднеет Дедкин сад, если мы полакомимся его яблочками». И, забыв о добрых нравах, направился по хорошо знакомой тропинке. Он даже похвастался ребятам, что знает, где самая лучшая яблоня …

Никита набил уже полные карманы и теперь складывал яблоки в рубаху, как вдруг услышал тихий знакомый голос:

– Зачем же рубаху рвать? Погодите. Я пакет принесу.

Ребята на мгновение онемели. А потом Пузырь и Сом с треском и шумом ринулись вниз, роняя яблоки. Они как ветер пронеслись мимо Никиты, спасаясь бегством. А Никита от неожиданности даже с места сдвинуться не мог.

Дед Егор подошел ближе, печально посмотрел на большой сломанный сук яблони. Еще печальнее был его взгляд, которым он окинул Никиту.

– Пойдем со мной, – спокойно сказал он и взял мальчика за руку.

Никита повиновался. Они вошли в дом, старик молча указал Никите на стул. Мальчик сел. Дед Егор долго молчал, а потом медленно стал говорить:

– Я учил тебя, и ты знаешь, что самая большая беда для садовника – это сломанный сук яблони… – Он вздохнул и подошел ближе к Никите. – Но для меня сейчас больнее всего, что ты пришел как вор.

В наступившей тишине было отчетливо слышно, как тикают часы. Никита, как будто проснувшись от тяжелого сна, не знал, что ответить. Он сидел, низко опустив голову: ему было стыдно за свой поступок. Перед взором мальчика ясно предстала бабушкина комната, большая Библия, бабушка, которая всегда учила его только доброму. Он вспомнил беседу о худых сообществах и добрых нравах. Он понял: худые сообщества сделали свое дело. Но что теперь делать, как вернуть добрые нравы?

В тот вечер дед Егор долго беседовал с Никитой. Потом они вместе молились, и мальчик был рад, что Дедка застал его в саду. «Так лучше, – думал он, – иначе я вместе с яблоками унес бы из сада тяжелый камень». Проводив Никиту до дома, на прощание дед Егор сказал:

– Утром приходи, будем лечить раненую яблоню.