«…непостижимы судьбы Его…»
«…непостижимы судьбы Его…»
Просмотров: 774 | Голосов: 4 | Рейтинг: 2 |
-2 -1 0 +1 +2   
«…непостижимы судьбы Его…»

Событие, которое изменило сердца и повлияло на жизнь небольшой деревенской церкви, произошло весенним вечером 2017 года. Пастор Шищицкой общины и отец троих детей Виктор Рылач привычно решал насущные домашние дела и готовился к воскресному богослужению. Субботний день заканчивался, но пастор решил съездить в Дом молитвы, который находится в соседней деревне. Хотел убедиться, что для проведения собрания все готово. Много дней спустя Виктору откроют страницу в Интернете, а он, читая сообщение, будет украдкой вытирать слезы и неустанно повторять: «Бог благ!»

На одном из белорусских сайтов 18 марта разместят информацию: «Водитель Volkswagen двигался по автодороге Минск – Микашевичи. На перекресток с дорогой Барановичи – Осиповичи он выехал на красный сигнал светофора. В результате произошло столкновение c Opel, – прокомментировали в ГАИ Минской области. В ДТП серьезно пострадал водитель Opel. 41-летний мужчина госпитализирован в реанимационное отделение с тяжелой черепно-мозговой травмой».

Водителем Opel и был пастор Виктор, который, наведя порядок в молитвенном доме, возвращался домой и попал в аварию по вине водителя Volkswagen. Только в той сводке из Интернета не указали точный диагноз. Из уст врачей он прозвучал как приговор: «открытая черепно-мозговая травма, перелом основания и свода черепа, тяжелый ушиб мозга, множественные внутримозговые гематомы». Если человек и выживает с таким набором травм, то почти всегда остается обездвиженным либо «овощем». Виктора доставили в больницу Слуцка, две недели он пролежал в коме.

Вот что пастор и его жена Елена рассказали мне о развитии событий после аварии.

ВИКТОР: «Последнее, что помню из того субботнего вечера, – резкий свет фар в боковое стекло машины. Очнулся я на 16-й день. Стал оглядываться и осознал, что нахожусь в больнице. А почему, никак не мог вспомнить. Когда врачи поняли, что я пришел в себя, пригласили самых близких людей – жену, семью родной сестры. Родственники зашли в палату, а я думаю: «Зачем они все пришли, что со мной?» И тут я услышал: «Виктор, ты попал в аварию...»

Я заплакал. Слезы катились от того, что силился, но никак не мог вспомнить, были ли со мной в машине дети. Если да, то что с ними? Обычно, когда я еду недалеко, беру с собой младших дочек. К счастью, выяснилось, что в тот раз я почему-то не захотел их брать с собой…

Помню, что, как только пришел в себя, почти все время пребывал в молитвенном состоянии. Про меня потом еще рассказали случай, курьезный для врачей, но весьма понятный всем, кто крещен Духом Святым. Медсестры заметили, что, находясь в коме, я тем не менее разговариваю и даже пою. Причем говорю не по-русски, а на каком-то иностранном языке. В больнице санитаркой работала женщина из Киргизии. Врачи, находясь в растерянности, специально ее позвали: вдруг она поймет мое «послание»? Санитарка-киргизка ничего не поняла, но зато сразу позвонила моей сестре. Мол, у Виктора «крыша» поехала: находясь в коме, он разговаривает на «тарабарском». Сестра попросила, чтобы ко мне больше никаких переводчиков не водили, потому что это – молитва в Духе, и сказала врачам, чтобы они не беспокоились на этот счет.

Именно в больнице я постиг известные многим слова Иисуса: «бодрствуйте и молитесь, дух бодр, плоть же немощна». Я плохо спал, не мог двигаться, но депрессии у меня не было. Впрочем, как и обиды на Бога. Конечно, мысли приходили разные, вспоминал Иова и его друзей, перебрал по косточкам всю свою жизнь. Все думал: может, обидел кого? Размышлял и о том, смогу ли теперь проповедовать в церкви и что будет с нашей общиной… Но благодаря тому, что все время я пребывал в молитвенном состоянии, чувствовал Божье присутствие. Позже Бог проговорил в мое сердце: «Эта ситуация – по Моей воле и ко благу!» Появился особый трепет перед славой Господа! В то время меня уже перевели в обычную палату. Я начал постепенно вставать, заново учился ходить, но в сердце уже было знание от Господа, что Он, сохранив мою жизнь, не остановится на полпути. Я верил, что Целитель доведет Свою работу до конца и я встану на ноги вопреки всем неблагоприятным прогнозам врачей! Я буквально жил словами из Писания: «Сблизься же с Ним – и будешь спокоен; чрез это придет к тебе
добро» (Иов. 22:21).

Приближался праздник Пасхи. Я очень хотел приехать в свою церковь на торжественное богослужение, потому попросил, чтобы меня выписали из больницы. Сказать, что врачи этой просьбе удивились, значит ничего не сказать. Мне начали объяснять: при благоприятном исходе я смогу покинуть больницу не раньше чем через месяц. Но я настаивал. И вот на 28-й день после аварии было назначено расширенное обследование головного мозга. Мне сказали: если приборы зафиксируют определенные показатели, только тогда выписка возможна. И вот в пятницу, накануне Пасхи, компьютерная томография показала, что множественные внутримозговые гематомы полностью рассосались. Также улучшились и другие функции мозга. Врачи заявили, что это первый случай в их практике, когда спустя всего 28 дней после таких страшных травм они выписывают пациента. Ведь внутримозговые гематомы в лучшем случае рассасываются только через полгода, а многих пациентов с подобными диагнозами снова приходится оперировать, но даже тогда от гематом не всегда удается избавиться.

«Тебе повезло, ты вытащил счастливый билет, благодари Бога, даже месяц в больнице не пролежал и уходишь своими ногами», – говорили мне на прощание. Позже муж моей родной сестры Саша признался, что, когда я поступил в реанимацию, врачи вообще не давали мне шансов на жизнь. Бог спас меня: помогли молитвы церкви и вера. Многие христиане из других городов и деревень и даже некоторые братья в Америке стояли за меня в молитвенном проломе. Но наибольшие испытания выпали, конечно, на долю моей жены Лены. Она сама врач, потому как никто понимала и характер моих травм, и к чему они обычно приводят. Но она верила, что Бог меня исцелит».

ЕЛЕНА: «О том, что Виктор попал в аварию, я узнала буквально через пять минут после трагедии. Первые ощущения – это шок, отчаяние. Опустилась на колени, но молитва не шла: я была сильно растеряна. Позвонила всем верующим, кого знала, с просьбой ходатайствовать за Виктора перед Гос­подом. Умом как медик я осознавала всю трагичность ситуации. Но когда оправилась от шока, появилась твердая уверенность: ситуация – в руках
Бога! Я практически все время пребывала в молитве, прося Господа о восстановлении мужа. Мыслей о том, что все может закончиться плохо, не допускала. Когда звонила в больницу, чтобы узнать о состоянии мужа, мне как врачу говорили честно: прогноз неблагоприятный. Но я «ухватилась» за Божьи обетования: в разуме постоянно вертелось: «не бойтесь» и «не сомневайтесь». Моей собственной веры, наверное, в данной ситуации не хватило бы, но Бог давал уверенность в завтрашнем дне, что для меня было огромным откровением. Он буквально взращивал во мне веру. Это проявлялось настолько ярко, что, когда некоторые знакомые звонили мне, начиная скорбеть и плакать, я их останавливала: «О чем вы плачете? Я не жду смерти мужа. Лучше молитесь за него!» Получалось, что я поддерживала и ободряла других. Было приятно, что бабушки-католички из нашей деревни не остались равнодушными, а присоединились ко множеству молитвенных ходатаев. Наша Шищицкая община сплотилась за это время. Каждый член церкви получил собственные откровения. Бог работал с сердцами прихожан: многие из них свидетельствовали, что переосмыслили свою духовную жизнь, реально увидели проявление Божьей силы и славы».

ВИКТОР: «О чем я думаю больше всего и говорю в последнее время, так это про то, что нас ожидает завтра. По-человечески многие иногда рассуждают: «В какое-нибудь из воскресений я приду в церковь и примирюсь с Богом… Если согрешил, покаюсь, но… завтра…» А ведь это вожделенное «завтра» может не наступить! Поэтому каяться нужно сегодня! Говорить о Божьей славе – сегодня! Дела, угодные Богу, нужно совершать сегодня, сейчас!!! Эта авария не оставила равнодушным никого, кто о ней знал. Мой отец покаялся, хотя раньше утверждал, что «к Богу – ни ногой!». Преобразился и муж моей родной сест­ры Лены. Она верующая, ходит в церковь, а вот ее муж был всегда в стороне. Но за последние месяцы Саша изменился. Если раньше во время нашей молитвы выходил из комнаты, то сейчас склоняет голову, молится. И если эта авария нужна была для таких перемен с моими родственниками, для изменения сердец прихожан нашей общины, то я такому развитию событий рад!»

Сейчас Виктор восстанавливается дома. Но не лежит на диване, а продолжает нести служение, ухаживает за больным отцом. 5 июля, спустя три месяца после аварии, ему назначили комплексное обследование мозга. Специальная комиссия не увидела никаких серьезных отклонений, поэтому Виктору дали 3-ю группу инвалидности, без ограничения физической деятельности. Это значит, что фактически ему пока запретили заниматься трудом, связанным с сильным умственным напряжением, поскольку для полного восстановления мозга, по словам врачей, нужен по меньшей мере год. Вполне возможно, что по истечении данного срока и эти ограничения будут сняты. До аварии Виктор работал на специальной лесозаготовительной машине «Харвестер». Ему требовалось правильно определять траектории падения деревьев, занося нужные параметры в компьютер машины. Такая работа как раз и вызывает умственное напряжение. Временно пастор принял предложение потрудиться лесником в Слуцком лесхозе. На работу он планирует выйти уже в сентябре и добавляет: «Я очень люблю лес. Восхваляю Бога, когда смотрю на то, как чудно Он все устроил: каждый куст, каждое дерево – все на своем месте. Бог и в нашей жизни может устроить все не менее чудно. Нужно только полностью довериться Ему!»

А что же с виновником аварии? От следователя Виктор узнал, что у 49-летнего водителя, гражданина Украины, дома остались жена, две дочки и мать-инвалид. По закону ему грозило 2 года тюрьмы. «Я понимал, что два года для этого человека будут полностью вычеркнуты из жизни, – говорит Виктор, – а выйдя на свободу, застанет ли он в живых свою мать? Я полностью простил виновника ДТП и написал прошение, чтобы его не судили строго».

На суде пострадавший удивил и прокурора, и всех присутствующих тем, что выступил адвокатом виновника аварии и в своем слове призвал судью вынести минимальное наказание из всех возможных. Вероятно, именно слово пастора сыграло немалую роль в том, что обвиняемый отделался только штрафом в 700 рублей.

Во время перерыва в заседании украинец подошел к Виктору, а пастор пригласил его на обед. Они вместе направились в столовую, и в это время обвиняемый расплакался и признался, что ходит в пятидесятническую церковь в своем поселке. Это признание ошеломило и Виктора, и его жену Лену. Единственное, что можно сказать в данном случае, так это процитировать Священное Писание: «Как непостижимы судьбы Его и неисследимы пути Его!» (Рим. 11:3).

Виктор говорит, что после аварии Бог изменил и его сердце. «Господь показал мне Свою доброту, и теперь всем своим естеством я стремлюсь проявлять такую же доброту к другим. Хотя Бог и до этого работал над моим характером. Мое детство было тяжелым, можно сказать беспризорным: родители – алкоголики, еды в доме почти не было, а за все 11 лет папа и мама ни разу не пришли ко мне в школу на родительское собрание. Чтобы отстоять свою правоту перед учителями и сверстниками, мне приходилось самому себя защищать. Потому характер становился тяжелым, а сердце – черствым. После покаяния Бог изменил меня. И Его работа продолжается!»

Каждый, на чьих глазах разворачивались события с пастором этой поместной церкви, сделал свои выводы, по-своему сблизился с Богом. Но, пожалуй, все сходятся в одном – нужно ценить каждый день, дарованный Господом!

Богдана Истомина